11:26 

Послевоенные снимки, которые британские власти пытались скрыть

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Послевоенные снимки, которые британские власти пытались скрыть


Архивные фотографии немецких заключённых, содержавшихся в британских тюрьмах после Второй мировой войны. Фотограф - Мартин Арглес.

Почти 60 лет правительственные британские архивы скрывали доказательства тайных пыток, применяемых англичанами в послевоенной Германии. Душераздирающие снимки молодых людей, которые чудом остались в живых после того, как их систематично морили голодом, а также били, лишали сна и подвергали воздействию крайне низких температур, считались слишком шокирующими, чтобы выставлять их на всеобщее обозрение.
Как писал один известный министр, как можно меньше людей должно знать о том, что британские власти относились к своим пленникам "примерно так же, как и в немецких концлагерях".
Многие из других сделанных снимков исчезли из архивов, и даже в этом году некоторые официальные лица из правительства говорили, что вообще никаких снимков не нужно публиковать.
На фотографиях запечатлены люди, подозреваемые в том, что они коммунисты, которых пытали в целях получить информацию о советских военных намерениях и методах разведки в то время, когда некоторые британские руководители были уверены, что Третья мировая война вспыхнет через считанные месяцы.
Среди других допрашиваемых в той же самой тюрьме в Бад-Нендорфе, что недалеко от Ганновера, были нацисты, видные немецкие промышленники гитлеровской эры и бывшие члены СС.
Как минимум двое из людей, подозреваемых в том, что они коммунисты, умерли от голода, как минимум один был забит до смерти, одни тяжело заболели или получили серьёзные раны, а многие другие потеряли пальцы на ногах от обморожения.
Жуткое обращение с 372 мужчинами и 44 женщинами, которых допрашивали в Бад-Нендорфе в 1945-1947 годах, было подробно изложено в отчёте детектива из Скотленд-Ярда, инспектора Тома Хейварда. Старшие армейские офицеры поручили ему расследовать плохое обращение с узниками, частично - под впечатлением, полученных от этих снимков.
Отчёт Хейварда оставался засекреченным вплоть до декабря прошлого года, когда газета "Гардиан" добилась его обнародования на основании Закона о свободе информации. Приводимые здесь фотографии были убраны перед тем, как МИД Великобритании рассекретило этот отчёт - по видимому из-за того, что министерство обороны не хотело, чтобы они были опубликованы. Решение было отменено на прошлой неделе, после того как "Гардиан" подала апелляцию.
Один из сфотографированных, Герхард Менцель, студент двадцати трёх лет, был арестован представителями британской разведки в июне 1946 года в Гамбурге. Он попал под подозрение из-за того, что, как считалось, он отправился в британскую оккупационную зону Германии из Омска, где его держали в плену. Его вес, измеренный через несколько недель после его ареста и составлявший 65 кг, упал до 49 кг к тому времени, когда его перевели из Бад-Нендорфа в британский лагерь для интернированных через восемь месяцев.
Как он поведал Хейварду, его руки держали закованными за спиной в наручниках до 16 дней подряд - время, в течение которого его неоднократно били кулаками по лицу. Также его держали в голой и ледяной камере до двух недель подряд и окунали в горячую воду через каждые полчаса с полпятого утра до полуночи - практика, которая, как обнаружил детектив, была обычной.
Один врач из лагеря для интернированных сообщил, что Менцель находился в группе из двенадцати узников, переведённых из Бад-Нендорфа, все - крайне истощённые и одетые в лохмотья. Прибывшие до этого также находились на грани голодной смерти. У некоторых на лице имелись шрамы, появившиеся, по-видимому, в результате избиений. У некоторых были шрамы на голенях, которые будто бы были результатом пыток при помощи тисков для голеней, заполученных из гестаповской тюрьмы в Гамбурге.
Менцель был "лишь кожа да кости", написал доктор. "Он не мог ни ходить, ни стоять без посторонней помощи, и мог говорить только с большим трудом, поскольку его язык и губы вздулись и потрескались. У него нельзя было измерить температуру тела, так как она была не выше 35 градусов Цельсия, а градусник начинается только с 35-ти".
Заключённый также находился в прострации, испытывал патологический страх и страдал от провалов в памяти; его лёгкие были тяжело заражены, а кровяное давление было угрожающе низким. Только после того, как его вымыли, накормили и обогрели лампами, стало возможно поднять температуру его тела до 36,3 оС, но доктор опасался, что его шансы выжить были крайне ничтожны.
Ещё один изображённый на снимке, Хайнц Бидерман, двадцатилетний клерк, был арестован в октябре 1946 года из-за того, что он находился в британской оккупационной зоне, а его отец, проживавший в Стендале в советской зоне, считался "ярым коммунистом". К тому времени, когда его перевели из Бад-Нендорфа четыре месяца спустя, его вес упал с 71-го до 50-ти килограмм. Он сказал, что большую часть времени его продержали в одиночной камере, угрожая смертной казнью, и заставляли жить и спать полуодетым при температуре ниже нуля.
Один охранник из британской армии сказал Хейварду, что Бидерман "угас как свеча" во время своего заключения. Ещё один военный, рядовой из полка из Эссекса, поведал детективу, что он пожаловался, что он и его сотоварищи вели себя так же ужасно, как и немцы. "Я стал весьма непопулярным после этого... сержанту, похоже, не очень-то понравились мои замечания".
При переводе Бидермана в лагерь для интернированных офицер из Бад-Нендорфа потребовал, чтобы его продержали там "надлежащее время", дабы не позволить ему передать русским "подробную информацию об этом центре и методах допросов".
Документы министерства иностранных дел свидетельствуют о том, что офицер военно-морского флота, управлявший лагерем для интернированных, капитан Артур Кёртис, был настолько шокирован состоянием людей, доставляемых ему, что приказал сделать эти фотографии в подкрепление своих жалоб об обращении с этими "живыми скелетами". Фотографии других заключённых, сделанные тогда же, похожи, исчезли из архивов МИДа.
Тем временем, на другой стороне британской оккупационной зоны один офицер из королевской артиллерии пожаловался на состояние узников из Бад-Нендорфа, которых разгружали из грузовика у входа в военный госпиталь. Некоторые из них весили меньше сорока килограмм, и двое умерли вскоре после прибытия.
Документы говорят о том, что Бад-Нендорф управлялся департаментом английского военного министерства, получившим название Центра для обстоятельных допросов объединённых служб (CSDIC).
В конце 1946-го CSDIC, похоже, потерял интерес к нацистам и сосредоточился на коммунистах. По-видимому, заключённых допрашивали о советских методах и намерениях, а не о самой компартии.
Некоторые из узников Бад-Нендорфа действительно были советскими шпионами: один заключённый, бывший наполовину норвежцем, наполовину русским, сказал Хейварду, что он состоял в НКВД и непрерывно действовал в Германии с 1938 года. Ещё один шпион, немецкий журналист, освобождённый советами из гестаповской тюрьмы, был задержан на аэродроме в Кройдоне с фальшивыми британскими документами. Оба были истощены и имели на себе следы жутких пыток.
Однако остальные явно не были никакими шпионами. Один человек, умерший от голода, был бывшим солдатом-гомосексуалистом, задержанным с фальшивыми документами при пересечении британской оккупационной зоны в поисках своего возлюбленного. Ещё один умерший был молодым немцем, который добровольно нанялся шпионить для англичан в советской зоне и которого ошибочно подозревали во лжи из-за канцелярской ошибки в его медицинской справке.
После исследования, проведённого Хейвардом, четыре британских офицера предстали перед военно-полевым судом. Рассекреченные документы свидетельствуют о том, что слушания проходили, в основном, за закрытыми дверьми, чтобы русские не узнали, что их шпионы пойманы.
Ещё одним поводом для этого послужило стремление скрыть существование ряда других тюрем CSDIC. Ныне известно, что один центр для допросов располагался в центре Лондона, однако мало что известно об аналогичных центрах из Германии, за исключением их местонахождения.
После состоявшихся военно-полевых судов тюрьма в Бад-Нендорфе, располагавшаяся в переделанной бане, была заменена на центр, сконструированный специально для допросов недалеко от базы британских ВВС в Гютерсло, и были изданы приказы о том, чтобы перед допросом заключённых осматривал доктор. Неясно, когда этот центр закрылся.
Единственным офицером из Бад-Нендорфа, которого осудили, был тюремный врач. В возрасте 49 лет его приговор заключался в увольнении из армии. С начальника тюрьмы, полковника Робина Стивенса, обвинение в "недостойном поведении жестокого рода" было снято; ему сказали, что он волен заново присоединиться к своим бывшим сослуживцам из МИ-5.
Ян Кобэйн
"Гардиан", 3 апреля 2006 г.
Оригинал на английском языке: www.guardian.co.uk/politics/2006/apr/03/uk.free...

@темы: разное, история

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Материалы по истории

главная