17:02 

Полюдье

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Полюдье


Странности летописного рассказа
Помните летописный рассказ о смерти киевского князя Игоря Рюриковича?
Он отправился в полюдье к древлянам, жившим северо-западнее Киева. Собрав с них установленную дань, князь двинулся дальше, но затем вернулся, то ли намереваясь получить дань второй раз в один год, то ли решив, что древляне ему чего-то недодали (тут толкования историков расходятся). При этом князь отпустил домой большую часть сопровождавших его воинов. Беспечность и жадность погубили Игоря. Древляне отказались платить дань, а самого князя убили и похоронили в своей земле, у города Искоростень (теперь Коростень). Византийский историк Лев Дьякон сообщает, что Игоря привязали к верхушкам двух пригнутых к земле деревьев, а затем их отпустили — и князь был разорван надвое.
Этот рассказ о смерти князя Игоря был, наверное, всем понятен в Киевской Руси X—XI веков. Другое дело — в наши дни. Сразу появляются вопросы. Вот только главные из них: что такое полюдье, только ли в Древней Руси правители ходили полюдьем, каково место полюдья в истории общества? Почему древляне подвергли Игоря именно такой казни? Почему его похоронили в земле древлян, а не сожгли в ладье на погребальном костре, как подобало бы, когда погребают знатного человека Руси?

На Руси
Древнерусское полюдье представляло собой круговой объезд князем — в сопровождении дружины и слуг — своих владений для сбора дани.
Сведения о полюдье на Руси мы находим во многих древнерусских источниках, а также в источниках арабских, византийских, скандинавских. Около 948 года византийский император Константин Багрянородный на основе расспросов приезжих славян называет сроки полюдья (ноябрь — апрель), дает его маршрут, перечисляя племена, по землям которых оно следовало.
Академик Б. Л. Рыбаков обосновал предположение, что полюдье существовало и у скифов времен Геродота (V век до новой эры), а у вятичей и других племенных союзов восточных славян — еще до их объединения Киевской Русью. Он также вычертил на карте круговой маршрут киевского великокняжеского полюдья.
Очевидная древнейшая экономическая функция полюдья состояла в том, что, обходя общины, племена, союзы племен, князь кормился сам и кормил свою свиту, включая дружину. Полюдье давало князю и дань товарами, шедшими на экспорт,— пушниной, воском, рабами, ремесленными изделиями, а также средствами для их транспортировки: ладьями, лошадьми, санями. Товары по рекам и морям доставлялись в Византию и мусульманские страны Азии. В обмен правящая группа Киевской Руси получала лучшее по тому времени оружие, предметы роскоши, породистых коней, например венгерских, деньги. Это позволило содержать войско — в значительной мере наемное — и кадры складывавшегося государственного аппарата.
Великий князь с его слугами, дружиной, местные вассальные князья с их слугами —..вот, в сущности, и весь аппарат, политической власти в море общинных структур Киевской Руси. Обходя племена и общины полюдьем, великие н вассальные князья каждый раз подтверждали свою власть над ними, усмиряли мятежников, отражали набеги врагов, укрепляли границы государства, а то и присоединяли к своим владениям новые земли. Князь или его представители вершили суд, прекращали междоусобицы, примиряли враждующие стороны, наказывали нарушителей мира и права, взимая при этом большие штрафы в свою пользу.
На территории нынешней Украины и юга России существовало прежде, вероятно, полюдье правителей дославянских государств — не только скифских царей, но, может быть, также готских королей, каганов гуннских, аварских, тюркских. В каждом из славянских племенных союзов, или княжений, было свое собственное полюдье. С образованием Киевской Руси полюдье киевского великого князя как бы «наложилось» на эти местные.
С середины X века система сбора дани совершенствуется: княгиня Ольга и другие князья строят (а чаще захватывают уже построенные) подворья, которые становятся станциями на пути полюдья. С распадом Киевской Руси на отдельные большие княжества, а последних — на все более мелкие, масштабы полюдий уменьшаются, их политическое значение падает. Однако на окраинах Украины — в Полесье и на Карпатах — полюдье продолжалось (сбор с общин шкур, меда и прочего) вплоть до XVI века, но осуществлялось уже не князьями, а их представителями. Вместе с тем все большую долю дани составляла денежная подать.
В складывавшемся Русском государстве полюдье постепенно утратило свое значение основного способа отчуждения феодальной ренты, лишь на северных и восточных окраинах примерно таким же образом собирали дань («ясак») с местных «князьцов». Но и в центре государства князь с женой и свитой на святки (как раз хронологическая в разгар древнего полюдья) совершали объезд монастырей. Заодно, как и в старину, по пути вершили суд, собирали подношения.
Примерно так полюдье как историческое явление развивалось всюду, где оно было, но это стало мне ясно лишь после того, как в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов я приступил к поискам подобных явлений в разных регионах мира и в разные периоды всемирной истории.
Определение раннефеодальной природы полюдья направило поиски в нужном направлении и очертило их круг. В те годы большинство историков считало (и некоторые считают до сих пор) раннефеодальными все государства Европы, Азии и Африки периода раннего средневековья. Однако анализ, проведенный прежде всего с точки зрения политэкономии феодального способа производства, показал, что только периферийные общества той эпохи могут считаться раннефеодальными, тогда как центральные общества уже обладали чертами развитых феодальных. В Византии, арабо-исламских халифатах Испании, Северной Африки и Ближнего Востока, Китайской империи можно обнаружить в лучшем случае лишь пережитки полюдья.

В раннесредневековой Европе
Полюдье существовало в западнославянских и южнославянских государствах. Его легко обнаружить у раннесредневековых и, вероятно, древних германцев.
В VI веке франки во главе с королями династии Меровингов ходили полюдьем по Галлии, которую они завоевали. В англосаксонских королевствах и объединенном королевстве Англии полюдье называлось гэфол, или феорм. Объезжая свои владения, короли, их двор и дружина получали хлеб, пиво, крупный и мелкий рогатый скот, мед, воск, шкуры, ремесленные изделия. Об этом подробно рассказывают английские королевские грамоты VIII—X веков.
Короли Швеции, Норвегии, Дании объезжали свои владения с дружиной, участвуя в пирах, устраивавшихся для них местными правителями и общинниками. По пути следования шведские короли, подобно Ольге Киевской, расчищали участки леса, устраивали здесь домовладения и поселяли в ник зависимых людей.
В Шотландии полюдье также было известно, а в консервативной Ирландии оно продержалось очень долго.
В исландской саге о «Людях с Льосаватна» рассказывается, как годи (жрец — глава общины) Гудмунд- Могучий «часто разъезжал с тремя десятками людей и таким же количеством коней и во многих местах проводил по семь ночей». Он ездил к «людям из своего тинга» (общины). Из дальнейшего рассказа выясняется, что семь ночей — это было слишком долгое гощение, разорительное для общинников.
На противоположном конце Европы, в тех небольших частях Пиренейского полуострова, которые не вошли в арабскую империю Омейядов или рано освободились от нее, раннесредневековыми источниками также засвидетельствовано полюдье. Было ли оно здесь, а также в Галлии, Британии, Сербии, нововведением послеримского времени или же возрождением древнего обычая, остается неизвестным.
И даже каролингские императоры (X века ежегодно обходили свои владения полюдьем — от Франции через Германию до славянской Лужицы и границ Польши.

В средневековых Азии Африке
За пределами Европы поиски раннефеодальных обществ раннего (и среднего) средневековья направили меня прежде всего в тропическую Африку и в Юго-Восточную Азию. В надписях IV—VI веков из североэфиопского Аксума на языке геэз (древнеэфиопском) обнаружились несомненные следы полюдья. В полюдье ходили и сами аксумские цари, и вассальные правители более низкого ранга. Полюдье в Эфиопии продолжало сохраняться и после гибели Аксумского царства в XI веке.
На юго-востоке Азии в своего рода полюдье ходили правители Ангкорской империи (Кампучия и соседние с ней территории) IX—XII веков. Здесь имелся развитой бюрократический аппарат, храмовая иерархия, сложная система землевладения. Тем не менее еще сохранялось и полюдье. Свиту императора Ангкора составляли тысячи мужчин и женщин: его жены, наложницы, слуги и служанки, воины и прочие. Вероятно, в то время полюдье существовало и на Яве, в центре Индонезии, но сведения об этом сохранились лишь в местной поэме XIV века, когда яванское полюдье в значительной мере уже трансформировалось.
Явления типа полюдья были известны и кочевым народам евразийских степей (например, монголам), пояс расселения которых на западе примыкал к Европе, а на востоке — к Китаю.

В древнем мире
О первоначальном строе древнейших государств Азии и Африки приходится судить по преданиям, которые были призваны разъяснить некоторые еще более древние ритуалы и символы. Согласно моей точке зрения, раннефеодальные государства существовали кое-где и в древности, и в позднее средневековье, и даже в новое время — соответственно тому, находилось ли то или иное общество в древнем очаге цивилизации либо на одной из окраин цивилизованного мира. Анализ некоторых ритуалов позволил предположить, что они представляют собой пережитки былого полюдья.
В первой половине III тысячелетия до новой эры фараон в священной ладье совершал свое полюдье по Египту. Несколько позднее, согласно предположению советского ученого В. Г. Ардзинбы, в Малой Азии царь и царица хеттов ходили в полюдье дважды в год: в апреле — мае, когда собирали первые весенние овощи — съедобные луковицы антахшум, и поздней осенью, после уборки пшеницы, ячменя, сбора яблок и овощей. Анализируя ритуалы хеттских праздников, В. Г. Ардзинба установил маршрут полюдья, проходивший по святым местам и храмам страны хеттов, причем по пути посещались царские хозяйства; во время этого обхода устраивались пиры и жертвоприношения.
Древнеиндийская и китайская традиции также описывают ритуалы, которые можно истолковать как пережитки полюдья, существовавшего во II тысячелетии до новой эры.
В отдельных регионах мира полюдье сохранилось еще в новое время, иногда даже в XX веке. Поэтому его можно изучать по описаниям европейских путешественников и даже исследованиям этнографов. На Маршалловых островах феодалы, образовавшие своеобразную касту, ежегодно объезжали свои владения на лодках, собирая дань с земледельцев. В этих краях созревает два урожая в год. Первый, лучший урожай отбирали в полюдье, второй оставался крестьянам. На Гавайях полюдье собиралось в сезон макахики (осень Южного полушария), во время сбора урожая, празднеств, плодородия и обновления в природе и обществе. Царь, считавшийся земным воплощением бога Лоно, каждый год как бы вновь вступал на престол и получал дань продовольствием и ремесленными изделиями. В полюдье ходили жрецы, неся изображение бога Лоно. В круговом обходе островов они посещали все святилища и земли общин, «освобождая» их от капу — вредоносной мистической силы и разрешая таким образом дальнейшие полевые работы.
Особенно разнообразные типы полюдья мы находим в Африке; ведь этот регион мира в новое время не имел себе равных по числу раннефеодальных государств, притом находившихся на разных ступенях развития. В Эфиопии нового времени полюдье исчезло (в стране установилось зрелое феодальное общество), но на севере Сомали, в государстве Миджертейн, оно сохранялось до XX века. Очень интересны полюдья в государствах народов банту в Африке южнее экватора, таких,как «империи» Луба, Лунда и Мономотапа, «королевства» низовьев реки Конго. В Лоан-го и Нгойо (в Конго) правитель перед коронацией в течение года, а то и более, обходил «святые места» своих владений, подолгу останавливаясь в каждом из них. Кроме жрецов, придворных и воинов, его сопровождали две молодые царицы — дочери правителей соседних государств (на них он женился сразу же вслед за избранием на престол). За то время, что продолжалось полюдье, каждая из цариц должна была родить ребенка. Так африканские цари доказывали свою плодовитость и мистически «передавали» ее земле тех общин, которые они посещали во время полюдья.

Полюдье и священные цари
В феодальных, особенно раннефеодальных обществах нередко обожествляли власть и саму особу правителя. Последний полновластным монархом был далеко не всегда (настолько его опутывали всякого рода ритуальные запреты, условности, церемонии), но зато часто — «священным царем».
Дж. Фрэзер в своем классическом исследовании «Золотая ветвь» показал, как широко по всему миру был распространен институт священных царей, а современный нидерландский историк-марксист Хенри Кляэссен доказал, что ранняя государственность была неразрывно связана с этим институтом. Правители зарождавшихся государств превращались в первый в истории слой эксплуататоров, их обожествление становилось первой классовой по существу формой религии.
Если мы наложим историческую карту распространения полюдья на нашей планете на карту, где отмечены «священные царства», то увидим почти полное совпадение. Отдельные исключения, на мой взгляд, легко объяснимы. В некоторых случаях, например, полюдье еще существовало, но цари официально приняли христианство или ислам и считались «рабами божьими», как и их подданные, однако нередко рядом с официально признанной мировой религией в таких государствах исповедовалась и старая, включавшая в себя обожествление царей.
Поэтому в большинстве случаев полюдье содержало религиозные (а также карнавальные, праздничные) элементы. Цари двигались от одного «святого места» к другому. Дань частью шла на устройство пиров, пиры же соединялись с жертвоприношениями духам предков правителя, богам либр христианским святым и на прочее. Такой путь христианизации прошел ритуал полюдья в Европе, включая Ростовско- Суздальскую Русь, а также в Эфиопии и Грузии.
Полюдье в Грузии и Дагестане особенно интересно для историка. Оно продержалось здесь с древности до XIX века! В разных царствах, в мтварствах (владетельных княжествах) Грузии полюдье называлось по-разному и различалось в деталях, но везде оно сопровождалось великолепными пирами, когда, по свидетельству русского начальника Черноморской линии А.И. Будберга, «в один день истреблялся труд целого года, тунеядцы питались за счет трудолюбивых». Впрочем, так же было и в других странах. Недаром в Киевской и Ростовско-Суздальской Руси время полюдья — с ноября по апрель — пора, когда один праздник следует за другим, в том числе святки и масленица.
В полюдье были заинтересованы не только правитель и сопровождавшая его свита, но, как это ни кажется странным, и сами труженики, кормившие их в пути и дававшие им дань. Они верили в магическую силу священного царя и его способность передавать плодородие земле, поэтому желали и ждали его посещений.
Дж. Фрэзер в «Золотой ветви» приводит многочисленные рассказы путешественников и записи преданий о священных царях. Особенно впечатляют описания ритуального растерзания царя во многих государствах Южной Азии; части «священного» тела зарывали в землю, чтобы придать ей плодородие. Сходные обычаи существовали и в раннесредневековой Европе. Так, в VIII веке тело Хальфдана, конунга Упланда в Швеции, было после его смерти расчленено на пять частей, зарытых в пяти областях Упланда, чтобы земля получила от священной плоти мистическую силу плодородия.
У славян раннего средневековья, как в Скандинавии, жило представление о священных функциях царской особы. И, возможно, потому-то древляне, восстав против киевского князя, не просто покарали Игоря, но умертвили его по особому ритуалу, а затем зарыли разделенное на части тело в свою землю, чтобы тем самым обеспечить ей плодородие.

Историческая судьба
При переходе от первобытного общества к феодализму, в эпоху формирования обширных по территории, но внутренне не спаянных раннефеодальных держав, в которых имелись лишь зачаточные органы государственной власти, полюдье давало в руки правителей почти универсальную систему управления. Оно отражало переходный характер экономики, социального строя, религии и культуры этого периода и вместе с тем способствовало утверждению в обществе элементов феодализма. Когда князь (или царь) устраивал погосты, становища, «королевские деревни», храмовые хозяйства на пути своего полюдья, он тем самым внедрял в систему общин звенья своего домена. Здесь феодальные производственные отношения развивались ускоренными темпами и отсюда они распространялись на земли общин. Важную роль в идеологической перестройке раннефеодального общества сыграл культ священного царя, тесно связанный с полюдьем. Наконец, полюдье служило главным каналом поступления в общины информации из внешнего мира.
Но, способствуя развитию феодализма, полюдье тем самым готовило свою гибель. Развитое феодальное общество обладало более тонкими механизмами управления, эксплуатации и коммуникации, чем громоздкое полюдье. Оно постепенно утрачивало свои функции, исчезая совсем либо сохраняясь лишь как ритуальный пережиток. В Европе нового времени лишь маршруты царских и королевских паломничеств по монастырям и соборам да сказки о постоянно странствующих королях оставались последними воспоминаниями о былых полюдьях многие века спустя после их исчезновения.

Ю. Кобищанов, кандидат исторических наук

источник nauka.relis.ru/10/9904/10904120.htm

@темы: разное, история, Россия

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Материалы по истории

главная