Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Советские военные специалисты в Никарагуа

В последние годы Россия проводит активную политику сотрудничества со странами азиатского континента и Латинской Америки. Это, в полной мере отвечает ее геополитическим интересам. По сути, современная Россия пытается возрождать (на новых условиях) позиции, которые были заложены еще во времена Советского Союза. Данная статья посвящена опыту политического, экономического и военного сотрудничества с одной из стран Центральной Аамерики – Никарагуа.

В июле 1979 года завершилась почти двадцатилетняя борьба никарагуанского народа с «кланом» Самосы. Победу одержал Сандинистский фронт национального освобождения, избравший новым главой Никарагуа, своего лидера Даниэля Ортегу.

Став правящей партией, сандинисты экспроприировали обширные поместья (Асьенды) и передали их безземельным крестьянам, национализировали рудники и леса. По словам Н. Гранта – автора книги «Конфликты ХХ века»: «Они произвели в стране подлинно социальную революцию, однако их близость к коммунистам и тесные связи с Кубой вызвали враждебное отношение со стороны американского правительства». Кроме того, просьбы сандинистов об оказании американской помощи сопровождались осуждением прошлой и настоящей политики США с параллельной поддержкой коммунистических повстанцев в Сальвадоре. Все эти факторы способствовали формированию оппозиции сандинистскому правительству, активно поддержанному ЦРУ США и как следствие – началу новой гражданской войны. Основой антиправительственных сил, получивших название «контрас» стали гвардейцы свергнутого диктатора Анастасио Самосы, а также индейцы и афро-американцы с побережья Мискито, чей исторический антагонизм по отношению к Манагуа имел старые корни. Главным организатором «контрас» был Джон Негропонте, занимавший с 1981 года должность посла США в Гондурасе. Позже, подобную миссию он выполнял в Ираке, а в начале 2005 года был назначен на пост директора национальной разведки США.

Не остались безучастными к разгоревшейся в стране гражданской войне и страны социалистического лагеря, в первую очередь СССР и Куба. В 1982 году Ортега посетил с визитом Москву и, по словам А.А. Громыко, «убедительно изложил нужды своей страны». В Никарагуа стали поступать советское вооружение и специалисты.

В 1987 году Госдепартаментом и министерством обороны США была выпущена иллюстрированная брошюра, прослеживающая путь, проделанный вооруженными силами Никарагуа после свержения Сомосы и объемы поставок сандинистам вооружения из СССР и других стран социалистического лагеря.

Согласно этим сведениям до революции у Никарагуа было всего несколько американских танков времен Второй мировой войны, из которых только три находилось в рабочем состоянии и 25 бронемашин «Стэгхаунд». В середине 1981 года в страну стали поступать первые советские танки Т-55. На конец 1984 года их численность достигла более 110 единиц. В 1984 году СССР поставил Никарагуа около 30 плавающих танков ПТ-76, вооруженных 76-миллимитровой пушкой, более 250 бронетранспортеров, в основном БТР-60 и БТР-152, а также разведывательные БРДМ-2.

Уже в течение первого года правления Ортега в страну из СССР стали поступать 57-миллиметровые противотанковые орудия, 122-миллиметровые гаубицы Д-30 и 152-миллиметровые гаубицы Д-20. В 1982 году в Никарагуа прибыла первая партия 122-миллиметровых ракетных установок БМ-21, способных вести огонь по площадям залпом из 40 ракет. К концу 1987 года на вооружении правительственных войск находились около 60 тяжелых орудий, около 30 установок БМ-21, более 120 противотанковых орудий, сотни минометов.

С 1980 года в стране стали формироваться части ПВО. Для их комплектации из СССР были поставлены зенитные установки ЗПУ-4, ЗУ-23 и М-1939, а также ранцевые ракеты «земля – воздух». В 1984 году никарагуанским ПВО были предоставлены 100-миллемитровые зенитные пушки КС-19. Всего же к концу 1987 года в составе частей противовоздушной обороны находилось около 400 зенитных орудий и более 350 ракет «земля – воздух». Кроме того, в страну из ГДР поступило 3500 военных грузовиков; из СССР и других государств социалистического лагеря более 800 «газиков», 40 транспортеров для танков Т-55, около 75 бензовозов и других транспортных средств.

За короткое время при активном участии советских и кубинских специалистов были фактически вновь созданы военно-воздушные силы Никарагуа. Первыми самолетами, которые получили сандинисты, были советские АН-2. За ними последовали четыре итальянских тренировочных машины СФ-260, полученные из Ливии, а затем – шесть советских транспортных самолетов АН-26 и военные вертолеты. К концу 1987 года в никарагуанских ВВС насчитывалось более 40 МИ-8/17 и 12 МИ-24, которые в США называли «летающими танками». Параллельно с ростом техники строились новые и расширялись старые аэродромы. Один из них – в Пунта-Уэте под Манагуа имел самую длинную взлетно-посадочную полосу в Центральной Америке, на которую может сесть любой военный самолет.

Никарагуанский военно-морской флот после революции получил дополнительно два французских сторожевика класса «Ведет», восемь советских и четыре северокорейских сторожевых катера, два советских и два польских тральщика.

В 1983 году в Никарагуа было начато создание сети радиолокационных станций, которая к концу 1980-х годов не имела себе равных в этом регионе.

Всего же, по подсчетам американских специалистов, общая стоимость военной техники, полученной Никарагуа от стран социалистического лагеря к середине 1987 года составила 2 миллиарда долларов.

По российским официальным данным, за период с 1978 по 1990 год в стране побывало 688 советских военнослужащих, в том числе 77 человек срочной службы. Нередко они участвовали в боевых действиях, как правило, совместно с кубинскими подразделениями.

По неофициальным данным в Никарагуа в середине 1980-х годов, находилось также значительное число советских инструкторов по линии военной разведки. В их задачу входило обучение местных бойцов методам диверсионной и партизанской борьбы.

Кроме военных специалистов в Никарагуа работали и советские военные медики.

В 1982 году, когда север страны сильно пострадал от наводнения, Советский Союз направил в Никарагуа палаточный госпиталь, который был развернут на окраине города Чинандеге. Начальником приемного отделения смены, прибывшей в страну в марте 1985 года, был подполковник медицинской службы А.А. Скрынников. В составе медперсонала госпиталя находились хирурги Скоробогатов, Шарапов, Овчинников, Маргон, Черушин, реаниматолог Устинов и другие. Младший персонал состоял из 10 солдат срочной службы, прошедших полуторагодичную подготовку в Коврове. Госпиталь был устроен на 100 коек и оснащен аппаратурой из Венгрии, Германии и США. Лекарства в виде гуманитарной помощи поступали из Англии, Индии, Японии, Швейцарии, Германии, Бразилии и других стран. По словам А.А. Скрынникова госпиталь работал с полной нагрузкой, почти с ежедневными операциями, а нередко - по 2-3 в день. 21 июня 1985 г. госпиталь отметил свой юбилей – прием 2000 пациента.

Александр ОКОРОКОВ, доктор исторических наук, член Координационного совета Межрегиональной организации воинов-интернационалистов, ветеранов локальных войн и военных конфликтов.

@темы: разное, война, Россия, история, Никарагуа