20:06 

Снайперы Вермахта

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
не мое!!!!

В Первую мировую войну работа снайпера выросла и развилась в целую самостоятельную отрасль боевой деятельности, в условиях позиционного стояния; но уже опыт 1918 года позволил оценить снайпера и в полевой войне. Немцы, изобретатели снайпинга, ввели в каждое легко-пулеметное звено по одному стрелку с винтовкой, снабженной телескопическим прицелом. Германские снайперы, в первый период позиционной войны, выводили из строя у англичан, на всем фронте, по нескольку сот человек в день, что в течение месяца давало цифру потерь, равную по численности целой дивизии. Британцы быстро отреагировали на угрозу, создав собственную снайперскую школу и в конце концов полностью подавили вражеских стрелков. Почти всем участникам мировой войны, особенно на германских участках фронта, приходилось сталкиваться с теми или иными проявлениями работы германского снайпера." Я, лично, хорошо помню, какую тяжелую атмосферу создавали в полках 71-й пехотной дивизии, зимой 1916—1917 года, германские снайперы (кажется, 208-й германск. дивизии), делавшие буквально «Райские долины» из некоторых участков наших окопов по левому берегу р. Серет (в Румынии). Располагаясь в группах деревьев на противоположном берегу реки, частью даже на деревьях (судя по глубине поражения окопа), они буквально не позволяли показать полголовы не только из-за бруствера, но даже в отверстие замаскированного подбрустверного пулеметного гнезда, не говоря уже об изломах окопов, фланкировавшихся с их позиции. Высокий процент выведенных из строя офицеров в первые же минуты боя тоже наводил, еще тогда, на мысль, что их кто-то бьет, что называется «на выбор», — конечно, это били снайперы."(Е. Н. Сергеев). Именно на фронтах Первой Мировой войны определились основные принципы и специфические приемы снайпинга (например, снайперские пары — «стрелок-истребитель» и наблюдатель-целеуказатель).

Создать собственную русскую снайперскую школу, поставив обучение стрелков «на поток», удалось лишь позже, в Красной Армии.

Несмотря на то, что в годы Первой мировой войны немцы первыми проявили инициативу в использовании специально подготовленных солдат и винтовок с оптическим прицелом, активная работа в области снайпинга началась в вермахте только после столкновения с советской тактикой "снайперского террора". Зимой 1941-1942 гг. на русских позициях появились снайперы и стало активно развиваться снайперское движение, поддержанное политуправлениями фронтов. Немецкое командование вспомнило о необходимости подготовки и своих «сверхметких стрелков». В вермахте стали организовываться снайперские школы и фронтовые курсы, постепенно стал расти «удельный вес» снайперских винтовок по отношению к другим видам легкого стрелкового оружия.

В немецкой армии в 1930-1940-е годы использовалась 7,92-мм винтовка Маузера образца 1935 года (К98) с полуторакратным прицелом образца 1941 года или четырехкратным прицелом Цейса. По своим основным боевым свойствам это оружие не особенно отличалось от советской винтовки Мосина, так что в смысле вооружения силы сторон были примерно равны.

Снайперскую версию 7,92-мм карабина «Маузер» 98К испытали ещё в 1939 году, но серийно эта версия начала производиться только после нападения на СССР. С 1942 года 6% всех производимых карабинов имели кронштейн для оптического прицела, однако на протяжении всей войны в немецких войсках наблюдалась нехватка снайперского оружия. Например, в апреле 1944 года вермахт получил 164525 карабинов, но оптические прицелы имели только 3276 из них, т.е. около 2%. Впрочем, согласно послевоенной оценке немецких военных специалистов, «оснащенные стандартной оптикой карабины типа 98 ни в коем случае не могли отвечать требованиям боя. По сравнению с советскими снайперскими винтовками… они существенно отличались в худшую сторону. Поэтому каждая захваченная в качестве трофея советская снайперская винтовка сразу же использовалась солдатами вермахта» (Р. Лидшун, Г. Воллерт. «Стрелковое оружие вчера»).
Кстати, оптический прицел ZF41 с увеличением 1,5х крепился к специально выточенной на прицельной колодке направляющей, так что расстояние от глаза стрелка до окуляра составляло около 22 см. Немецкие специалисты по оптике считали, что такой оптический прицел с небольшим увеличением, установленный на значительном расстоянии от глаза стрелка до окуляра, должен быть достаточно эффективным, поскольку позволяет наводить перекрестие на цель, не прекращая наблюдения за местностью. При этом малая кратность прицела не дает значительного расхождения в масштабе между предметами, наблюдаемыми через прицел и поверх него. Кроме того, такой вариант размещения оптики позволяет заряжать винтовку с помощью обойм, не теряя при этом из поля зрения цель и дульный срез ствола. Но естественно, что снайперская винтовка с таким маломощным прицелом не могла быть использована для стрельбы на большие дистанции. Впрочем, такое приспособление все равно не было популярно среди снайперов вермахта – зачастую подобные винтовки попросту бросали на поле боя в надежде найти себе что-нибудь получше.


Арсенал немецкого снайпера: винтовка "Маузер-7,92", пистолеты "Вальтер ППК" и "Вальтер П-38"

У немецких и финских снайперов на сверхточных винтовках "Маузер-7,92" стояли прицелы увеличением всего 2,5 раза. Немцы (а это были умные люди) считали, что больше не надо. Были у немецких снайперов прицелы с десятикратным увеличением, но стреляли с ними только виртуозы. Такой прицел добыл в качестве трофея русский снайпер Василий Зайцев в поединке с начальником Берлинской школы снайперов.

Стрелки с низким и средним уровнем подготовки лучше попадают, используя прицелы с малым увеличением. Процесс прицеливания с оптическим прицелом очень строгий, при прицеливании надо быть очень собранным и очень внимательным. Оптический прицел не столько облегчает прицеливание, сколько мобилизует усилия тренированного стрелка на прицеливание и удержание оружия. Именно в этом плане оптический прицел позволяет стрелкам с высокой подготовкой реализовать свои резервные возможности. Оптический прицел — это средство реализации натренированности стрелка. И чем большую степень натренированности и наработанной устойчивости имеет стрелок, тем большее увеличение прицела он может себе позволить. Только профессиональные снайперы с хорошо поставленной изготовкой, наработанной устойчивостью, при нервной системе, уравновешенной до полного безразличия, с отсутствием пульсации и обладающие адским терпением, могут себе позволить работать с прицелом увеличением в 6 крат и выше. У таких стрелков мишень в прицеле ведет себя спокойно и не пытается управлять выстрелом.(А.Потапов "Искусство снайпера")

С 1943 года вермахт применял самозарядный карабин системы Вальтера (образца 1943 г.), 7,92-мм самозарядная винтовка G43 (или К43) имела свою снайперскую версию с 4-кратным оптическим прицелом. Однако в силу малой надежности и низкой точности "вальтер" не пользовался популярностью в войсках – так же как и винтовка Токарева СВТ в Красной Армии. Германское военное руководство требовало, чтобы все винтовки G43 имели оптический прицел, но это уже было невозможно выполнить. Тем не менее из 402703 выпущенных до марта 1945 года почти 50 тысяч имели уже установленный оптический прицел. Кроме того, все винтовки имели кронштейн для установки оптики, поэтому теоретически любую винтовку можно было использовать в качестве снайперского оружия.

1944 год стал поворотным для снайперского искусства в германских войсках. Роль снайпинга наконец была по достоинству оценена высшим командованием: многочисленные приказы подчеркивали необходимость грамотного использования снайперов, желательно в парах «стрелок плюс наблюдатель», разрабатывались различные виды камуфляжа и специального снаряжения. Предполагалось, что в течение второй половины 1944 года число снайперских пар в гренадерских и народно-гренадерских частях будет удвоено. Генрих Гиммлер тоже заинтересовался снайпингом в войсках СС, им была утверждена программа специализированной углубленной подготовки стрелков-истребителей.
В этом же году по заказу командования люфтваффе были сняты для использования в обучении наземных частей учебные фильмы «Невидимое оружие: снайпер в бою» и «Полевая подготовка снайперов».

Оба фильма сняты вполне грамотно и очень качественно, даже с высоты дня сегодняшнего: здесь даны основные моменты специальной снайперской подготовки, наиболее важные рекомендации для действий в полевых условиях, причем все это в популярной форме, с сочетанием игровых элементов.
Широко растиражированная в это время памятка под названием «Десять заповедей снайпера» гласила:
— Сражайся самоотверженно.
— Веди огонь спокойно и осмотрительно, концентрируйся на каждом выстреле. Помни, что быстрая стрельба не имеет эффекта.
— Стреляй только тогда, когда уверен, что не будешь обнаружен.
— Твой главный противник – вражеский снайпер, перехитри его.
— Не забывай, что саперная лопатка продлевает твою жизнь.
— Постоянно практикуйся в определении расстояний.
— Стань мастером в применении местности и маскировке.
— Тренируйся постоянно – на передовой и в тылу.
— Береги свою снайперскую винтовку, не давай ее никому в руки.
— Выживание для снайпера на девять частей – камуфляж и только на одну – стрельба.
В немецкой армии снайперы использовались на различных тактических уровнях. Именно опыт применения такой концепции позволил в послевоенное время Э. Миддельдорфу в своей книге предложить следующую практику: «Ни в каком другом вопросе, связанном с боевыми действиями пехоты, нет таких больших противоречий, как в вопросе использования снайперов. Одни считают необходимым иметь в каждой роте или, по крайней мере, в батальоне штатный взвод снайперов. Другие предсказывают, что наибольший успех будут иметь снайперы, действующие парами. Мы попытаемся найти решение, удовлетворяющее требованиям обеих точек зрения. Прежде всего следует различать «снайперов-любителей» и «снайперов-профессионалов». Желательно, чтобы в каждом отделении имелось по два нештатных снайпера-любителя. Им необходимо дать к штурмовой винтовке оптический прицел 4-кратного увеличения. Они останутся обычными стрелками, получившими дополнительную снайперскую подготовку. Если использование их в качестве снайперов не представится возможным, то они будут действовать как обычные солдаты. Что касается снайперов-профессионалов, то их следует иметь по два в каждой роте или шесть в группе управления роты. Они должны быть вооружены специальной снайперской винтовкой, имеющей начальную скорость пули более 1000 м/сек., с оптическим прицелом 6-кратного увеличения большой светосилы. Эти снайперы, как правило, будут вести «свободную охоту» на участке роты. Если же и возникнет в зависимости от обстановки и условий местности необходимость использования взвода снайперов, то это будет легко осуществимо, так как в роте имеется 24 снайпера (18 снайперов-любителей и 6 снайперов-профессионалов), которые в этом случае могут быть объединены вместе». Отметим, что подобная концепция снайпинга считается одной из наиболее перспективных.(Олег Рязанов "Сверхметкие стрелки» из Вермахта")


Немецкий снайпер в камуфляжной маске , вооружен карабином Mauser 98 К с оптическим прицелом.


Немецкий снайпер из войск СС


Маттиас Хетценауэр (Matthaus Hetzenauer) (1924—2004) с винтовкой Kar98k с оптическим 6x прицелом.
Снайпер 3-й горнострелковой дивизии (Geb.Jg. 144/3. Gebirgs-Devision). С июля 1944 по май 1945 — 345 подтвержденных убитых военнослужащих Красной Армии. Награжден Рыцарским крестом с мечами и дубовыми листьями. Один из самых результативных снайперов Германии.

В Великой Отечественной войне «русские превосходили немцев в искусстве ведения ночного боя, боя в лесистой и болотистой местности и боя зимой, в подготовке снайперов, а также в оснащении пехоты автоматами и минометами» (Эйке Миддельдорфа «Тактика в Русской кампании»).

Немецкие снайперы:

Erwin Konig 400/Heinz Thorvald

Matthаus Hetzenauer 345

Josef Sepp Allerberger257

Bruno Sutkus 209

Friedrich Pein 200

Gefreiter Meyer 180

Oleh Dir 120

Helmut Wirnsberger 64

Некоторое представление о немецких стрелках дает крайне интересное интервью с тремя бывшими снайперами вермахта (Блокнот снайпера):

Это общее интервью с двумя наиболее успешными снайперами Wehrmacht. Чтобы получить более широкий обзор опыта, добавлено интервью с третьим, также очень хорошим снайпером.

Факт, что эти трое солдат имели действительно хорошй тренинг и много опыта, чтобы дать точные и информативные ответы на вопросы.

В течение интервью они будут названы A, B и C. Во время войны они были все в 3. Gebirgsdivision .

Короткая информация об опрашиваемых.

A: Matthaus H. из Тироля, на Восточной фронте был с 1943 до конца войны, наиболее успешный снайпер в Wehrmacht с 345 подтвержденными уничтоженными.

B: Sepp A. из Зальцбурга, на Восточном фронте был с декабря 1942 до конца войны, второй по ранжиру с 257 подтвержденными.

C: Helmut W. из Styria, на Восточном фронте был с сентября 1942 до конца войны, с 64 подтвержденными уничтоженными. После того, как он был ранен, он был инструктором.

- Какое оружие Вы использовали?:

A: K98 с 6x оптическим прицелом, G43 с 4x оптическим прицелом

B: Трофейная российская снайперская винтовка с оптическим прицелом, K98 с 6x

C: K98 с 1 1/2x и 4x оптическими прицелами, G43 с 4x оптическим прицелом.

- Какие прицелы Вы использовали?

A: 4x прицел использовался до 400m, 6x был хорош до 1000m

B: Имел 2 года российскую снайперскую винтовку, и не помню точно тип прицела, но работал он хорошо. На K98 я использовал 6x.

C: 1 1/2x не был достаточно эффективен и был заменен лучше работающим 6x.

- Что Вы думаете относительно высокого увеличения?

A, B: 6x - достаточно, не было необходимости в более высоком.

C: 4x достаточно для большинства миссий.

Предельная дистанция стрельбы, на которой Вы могли поразить следующие цели?

Голова: A, B, C: до 400m

Амбразура: A: до 600m

B, C: до 400m

Фигура человека: A: 700m - 800m

B, C: около 600m

- Являются ли эти расстояния, приемлимые лично для Вас, типичными только для лучших или же, для всех снайперов?

A, B: только для лучших снайперов

C: Для меня лично, но также и для большинства немецких снайперов. Некоторые поражали цели и на более дальних расстояниях.

B: Дополняет: реально 100 % поражение возможно только до 600m.

- Какую наиболее дальнюю цель Вы поражали и что это было?

A: Это был стоящий солдат на расстоянии около 1100m. На этом расстоянии вряд ли попадешь, но мы хотели показать врагу, что он не был в безопасности на этом расстоянии. Также мы хотели продемонстрировать наше мастерство офицерскому составу.

B: 400m - 700m

C: 600m, если имелась цель еще дальше, я ждал, пока она не сокращала дистанцию, потому что так было проще стрелять, и было легче делать подтверждение. G43 имела недостаточные балистические возможности, так что я стрелял из нее только до 500m.

- Сколько вторых выстрелов были необходимы?

A: Почти никогда не нуждался во втором выстреле.

B: 1 или 2. Второй выстрел был очень опасен из-за вражеских снайперов .

C: 1 или 2, самое большее.

- Если Вы могли бы выбирать, какую винтовку Вы предпочли бы?

a) винтовку с ручным перезаряжанием, подобно K98:

A: K98 из-за высокой точности

B: K98

C: K98

b) Самозарядную винтовку, подобную G43:

A: Не G43, потому что она хороша только до 400m и не имеет достаточной точности.

B: Не G43, слишком тяжелая.

C: Да, потому что она была надежна и не намного хуже, чем K98.

-Если Вы могли бы выбирать сегодня между самозарядной винтовкой с такой же точностью, как у K98 и K98, что Вы выберете?

A: Я выбрал бы K98, потому что снайпер, который применяется как снайпер, не нуждается в самозарядной винтовке.

B: Если это имеет тот же самый вес.... самозарядную.

C: Самозарядная может стрелять быстрее при атаке.

- Как Вы были прикреплены к вашим подразделениям?

Все из них принадлежали к snipergroup Btl.; C был командиром этого подразделения. Это подразделение насчитывало до 22 солдат, из которого шесть были постоянно с Btl., остальные были прикреплены к ротам. Результаты наблюдения, об использовании боеприпасов и уничтоженных целях ежедневно докладывалось в штаб Btl.

В начале миссии заказывались Btl. В течение войны, когда хороших снайперов стало меньше, их иногда заказывал штаб дивизиона.

В каждой роте некоторые солдаты были экипированны винтовками с оптическими прицелами, но они не имели никакого специального обучения. Они стреляли надежно до 400m и делали очень хорошую работу. Эти солдаты несли службу в их нормальном режиме службы в пределах рот и не были способны получить ту высокую "смертоносность", как реальные снайперы.

- Тактика и цели?

a) Атака:

A, B, C: всегда в команде из двух человек. Один стреляет, другой ведет наблюдение. Наиболее общие миссии: уничтожение вражеских наблюдателей (у тяжелого оружия), командиры. Иногда цели, подобные расчетам противотанковых орудий, пулеметные расчеты и так далее. Снайперы следовали за атакующими силами и вели бой с самыми укрепленными вражескими позициями (с расчетами тяжелого вооружения и так далее).

A: я был должен пробираться через вражескую линию обороны перед нашей атакой, чтобы уничтожать вражеских командиров и рсчеты во время нашей артподготовки.

b) Атака ночью:

A, B, C: Мы не вели бой в течение ночи, потому что снайперы были слишком драгоценны.

c) Атака зимой:

A: Я шел позади атакующих сил в зимнем камуфлированном костюме, чтобы противоборствовать пулеметным и противотанковым позициям, которые противодействовали нашей атаке.

B, C: Хороший камуфлированный костюм и теплая одежда необходимы, иначе снижаются возможности длительного наблюдения.

d) Оборона

A, B, C: главным образом свободная охота в ротном секторе обороны. Обычно должны были уничтожаться все цели или только наиболее важные цели. Когда враг атаковал - их командиров легко было идентифицировать, потому что они имели различное оборудование, камуфлированную форму и так далее. Так что мы стреляли их на больших расстояниях и так, что вражеское наступление остановливалось. (В один день А помнит, что он уничтожил командиров восьми атак).

Как только появляются вражеские снайперы, с ними борются до уничтожения. Эти поединки против вражеских снайперов вызвали много потерь в наших рядах.

Снайперы занимают свои позиции перед восходом солнца и пребывают там до захода солнца.

Иногда, если путь к собственной позиции был перекрыт врагом, приходилось оставаться два или три дня на этой позиции без поддержки.

e) Оборона ночью

A, B, C: Снайпера не использовались в течение ночи. Они не были допущены к охранной службе или чему-либо подобному. Иногда в течение ночи они создавали свою позицию, чтобы быть готовыми днем.

f) Вы использовали при стрельбе лунный свет?

A: Да, если лунный свет был достаточно силен и я использовал 6x оптический прицел, это было возможно.

B, C: Нет

g) Сдерживающий бой:

A, C: обычно от 4 до 6 снайперов стреляло в каждого вражеского солдата, который появлялся. В этих тыловых частях пулеметы не часто использовались, поэтому один или два выстрела снайпера задерживали врага в течение долгого времени, и собственные позиции не были демаскированы.

B: Нет опыта. В этой ситуации каждый стреляет во все.

- С какой тактикой Вы имели наибольший успех?

A: Успех снайпера исчисляется не людьми, которых он уничтожил, а влиянием, которое он оказал на врага. Например, если враг теряет командиров в наступлении, наступление должно быть остановлено. Самые высокие показатели уничтоженных мы имели, конечно, в оборонительных боях, когда враг атаковал по несколько раз в день.

B: В обороне, потому что другие уничтоженные не были подтверждены.

C: Самый большой успех в наиболее длинный период позиционной войны из-за хороших возможностей наблюдения.

Процент от уничтоженных для каждого расстояния:

До 400m: A: 65 %

C: 80 %

До 600m: A: 30 %

C: 20 %

До 800m: остальные

A: 65 % до 400m были не из-за расстояния стрельбы, а из-за возможности идентифицировать цель как "стоящую того". Так что, я часто ждал, пока не мог идентифицировать цель.

B: Не помнит процент, но большинство целей было поражено до 600m.

C: Делал большинство выстрелов до 400m, потому что это было безопасное расстояние, и было просто увидеть, было ли попадание или нет.

- Сколько выстрелов Вы делали с одной позиции?

a) Атака:

A, B, C: столько, сколько необходимо

b) Оборона на оборудованной позиции:

A, B, C: от 1 до 3 самое большее.

c) Вражеская атака:

A, B, C: по каждой, стоящей того, цели.

d) Противоборство вражеским снайперам:

A, B, C: 1 или 2

e) delaying fight

A, B, C: 1 или 2 было достаточно, потому что снайпер не был один.

B: дополняет: во время атаки или вражеской атаки не подтверждаются убитые.

- Что еще важно, кроме превосходный стрельбы?

A: Помимо нормальных навыков снайпера, всегда побеждает ум. "Маленькая тактика" человека побеждает в сражении. Чтобы получить высокую частоту убийства, также важно, чтобы снайпер не использовался для несения других видов службы, помимо стрельбы из укрытия.

B: Спокойствие, превосходство, храбрость.

C: Терпение и срок службы, превосходная способность наблюдения.

- Из кого были набраны снайпера?

A: Только рожденные "бойцами-одиночками", подобно охотникам, браконьерам и так далее.

B: Не помню. Я имел 27 уничтоженных с моей российской винтовкой прежде, чем был допущен к снайперскому обучению.

C: Только солдаты, имеющие боевой опыт, с превосходными навыками стрельбы и двухлетним сроком службы были допущены к снайперскому обучению.

- Какие снайперские курсы Вы прошли?

A, B, C: снайперский курс на Toepl Seetaleralpe.

C: Я был там как преподаватель (инструктор).

- Использовался ли Вами бинокль и какого усиления?

A: Это был 6x30, но этого не было достаточно для более дальних расстояний. Получил 10x50 lateron и этот был хорош.

B: Бинокль по мере необходимости как дополнение к оптическому прицелу на винтовке.

C: Каждый снайпер имел бинокль, и это было необходимо. До 500m 6x30 был достаточно.

- Вы предпочли бы из окопа наблюдать в перископ?

A: Это было хорошее добавление. Мы имели один русский.

B: Нет

C: Если попадался среди трофеев, то это использовалось.

- Имелись ли scissor - телескопы в пользовании?

A, C: Да, иногда мы использовали это с наблюдателем артиллерии.

B: Нет

- Какой камуфляж Вы использовал?

A, B, C: Камуфлированные костюмы, окрашенные лицо и руки, камуфляж на винтовке зимой с blenket и расцветкой.

B: я использовал зонтик в течение двух лет. Я окрасил его подобно окружающей обстановке. В начале я красил мои руки и лицо очень тщательно, в конце меньше.

Вы использовали другие вещи для обмана врага?

A: Да, например стойки и так далее.

B: Да, например ложную позицию с винтовками, которые стреляют при помощи проводных конструкций.

C: Нет

- Вы использовали некоторый экран?

A, B, C: Нет

Что Вы думаете о трассирующих патронах?

A, B, C: не должны использоваться в бою, потому что нельзя демаскировать собственную позицию.

Они использовались в обучении и при проверке винтовки. Также несколько было у каждого снайпера, чтобы проверить расстояние.

Вы использовали, так называемые, пристрелочные патроны, которые взрываются, когда ударяются о землю?

A, B, C: Да, маленькое пламя появляется, когда они попадают в цель, так что Вы можете видеть, было ли попадание. Мы использовали их также, чтобы поджечь деревянное здание, чтобы выкурить из него врага. Они использовались на расстоянии до 600m.

- Как Вы работали при боковом ветре?

A: Чувство и опыт, иногда проверяемый трассирующими патронами. Обучение на Seetaleralpe было очень хорошо, потому что там очень часто имелся ветер.

B: Чувство, если был сильный ветер, мы не стреляли.

C: Мы не стреляли, если был ветер.

- Вы все еще помните рекомендации для стрельбы по подвижным целям?

A, B, C: Нет, чувство, опыт, быстрое прицеливание и быстрая стрельба.

- Вы использовали противотанковые винтовки?

A: Да, выводил из строя некоторые оружейные расчеты через их экран. Было возможно стрелять по целям до 300m, потому что это не было достаточно точным оружием. Очень тяжелое и не применялось снайперами. Не использовал это против легких целей.

B, C: Нет

Как Вы подтверждали уничтоженных?

A, B, C: Или через офицера, или двух солдат, которые наблюдали уничтожение.

Так что, количество подтвержденных уничтоженных - намного ниже, чем реальное число.

литература.

X. Хескет-Притчард: «Снайпинг во Франции» (СЛУЖБА СВЕРХМЕТКИХ СТРЕЛКОВ В МИРОВУЮ ВОЙНУ НА ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКОМ ФРОНТЕ). Перевод с английского под редакцией и с предисловием Е.Н. СЕРГЕЕВА, 1925
www.snipercentral.com/snipers.htm#WWII
Олег Рязанов "История снайперского искусства" www.bratishka.ru/zal/sniper/
А. Потапов "Искусство снайпера", 2002 г.

__________________________________________

Маттиас Хетценауэр (нем. Matthäus Hetzenauer)


родился 23 декабря 1924, Бриксен-им-Тале, Тироль — умер 3 октября 2004, Бриксен-им-Тале

Самый результативный снайпер немецкой армии, служивший в 144-м полку горных егерей (нем. Gebirgsjäger) 3-ей горнострелковой дивизии. Вместе с ним в одном полку служил и снайпер вермахта № 2 Йозеф Аллербергер.
На счету Маттиаса Хетценауэра 345 подтвержденных уничтожений солдат противника (с июля 1944 по май 1945).
Хетценаур прошёл курсы подготовки снайперов с 27 марта по 16 июля 1944 года. Использовал винтовку Маузера К98 с 6-кратным оптическим прицелом и полуавтоматическую винтовку Гевер 43 с 4-х кратным прицелом.
По представлению командира дивизии Пауля Клатта(англ.), подтверждённому вышестоящим начальством — командующим горно егерскими войсками генералом Karl von Le Suire и генералом танковых войск Вальтером Нередингом за феноменальные результаты ведения снайперской войны, проявленные на поле боя мужественность и стойкость, получил 17 апреля 1945 года высшую награду Третьего рейха Рыцарский крест Железного креста.
Маттиас Хетценаур попал в плен к советским войскам и провёл в лагерях пять лет.
Награды:
Железный крест 2-го класса — 1 сентября, 1944
За ранение (нагрудный знак) 3-ей степени «в чёрном» — 9 ноября, 1944
Нагрудный штурмовой пехотный знак (в серебре) — 13 ноября, 1944
Железный крест 1-го класса — 25 ноября, 1944
Снайперская нашивка с золотой тесьмой — 3 декабря, 1944
Планка ближнего боя «в золоте»
Рыцарский крест Железного креста — 17 апреля, 1945.

__________________________________

Йозеф Аллербергер (нем. Josef Allerberger)



Родился сентябрь 1924, Штирия, Австрия - умер 2 марта 2010, Вальс-Зиценхайм, Зальцбург, Австрия

Непродолжительное время пулемётчик, чуть позднее снайпер 2-го батальона 144-го горнострелкового полка 3-й горнострелковой дивизии. Аллербергер является вторым по результативности снайпером вермахта, после Маттиаса Хетценаура (нем. Matthias Hetzenauer), служившего в одной дивизии и даже в одном полку с Йозефом.
К концу войны на счету Йозефа (Зеппа, Зеппи — как его по-дружески называли сослуживцы) Аллербергера было 257 подтверждённых уничтоженных солдат противника (это на 35 человек больше, чем у самого прославленного советского снайпера Василия Зайцева).
Биография.
Йозеф Аллербергер родился в 1924 году в Штирии, в простой крестьянской семье. Его отец был плотником, по тем же стопам шёл и сын, к восемнадцати годам овладевший основами семейной профессии.
В декабре 1942 года, как и многие выходцы из горных регионов был призван в альпийские части. По книге собственных воспоминаний «Немецкий снайпер на Восточном фронте 1942—1945», у Йозефа сначала были шестимесячные курсы, всегда востребованных, пулемётчиков. А непосредственно в бой, Аллербергер вступил 18 июля 1943 года в составе 144-го полка 3-ей горно-стрелковой дивизии.
Дивизия тогда находилась на линии Миус — фронта, и летом 1943 там шли ожесточённые бои за Донбасский регион. Столкновение с отрезвляющей действительностью и животными ужасами окопной войны сильно изменили Йозефа.
«По истечении пяти дней я потерял последние остатки своей юношеской наивности. Опыт кровавых боев наложил свой отпечаток на мое лицо, так что выглядел я теперь на десять лет старше. Наша 7-я рота сократилась в численности всего до двадцати человек. Из моей группы в живых остался только я и командир нашей роты. Я потерял чувство времени и не испытывал больше ни страха, ни жалости. Я стал продуктом событий, происходивших вокруг меня, движимый примитивным инстинктом выжить среди изнурительных боев, голода и жажды»
Тогда же пришло четкое понимание того, что шансов выжить у него не будет, если он останется пулемётчиком. Зеппу повезло, в результате легкого ранения в руку под Ворошиловском (ныне Ставрополь), он попал в госпиталь. В качестве выздоравливающего был прикомандирован к штабу на лёгкие работы.
«Именно здесь, в относительной безопасности полкового штаба, я, после размышлений над ситуацией, твердо решил попытаться при первой же возможности избежать службы в качестве пулеметчика»
Как плотник он восстанавливал разбитые приклады карабинов и сортировал оружие в качестве ассистента офицера — оружейника.
«Конечно, это было знаком судьбы, что среди оружия, которое сортировал, я нашел одну-единственную русскую снайперскую винтовку. Только увидев ее, я поспешил спросить у унтер-офицера по вооружению, нельзя ли с ней попрактиковаться»
Первые же стрельбы показали, что Йозеф Аллерберг оказался прирождённым стрелком.
Известно, что почти девять месяцев Аллерберг провоевал с советской трехлинейкой. При этом он подчёркивал, что являясь по-сути полевым снайпером, ему засчитывались лишь уничтожения подтверждённые старшими по званию. Все противники, убитые им в составе подразделения, в том числе не только из снайперской винтовки, на его счёт не шли.
Летом 1944 года командир полка (хорошо относившийся к Йозефу), в качестве заслуженного отпуска, направил его, по факту уже успешного высококлассного стрелка, на курсы снайперской подготовки в Германию.
Вернувшись на фронт, Аллерберг перешёл на использование снайперской модификации винтовки Mauser 98 с 6х — кратным оптическим прицелом. Или, по обстоятельствам, на полуавтоматическую винтовку «Вальтер — 43» Gewehr 43. К которой, кстати сказать, он относился весьма положительно и отмечал её эффективность в огне на дистанциях ближнего и среднего боя (от 100 до 400 метров) особенно с использованием экспансивных (разрывных) пуль.
Йозеф Аллерберг подчёркивал, что главными принципами выживания снайпера являлись: выбор позиции, возможность незаметно её покинуть, наличие/подготовка запасных позиций, по — возможности работа в паре с наблюдателем, крайне желательная смена точки выстрела после одного, редко, двух выстрелов. Естественно, маскировка. Соответствующая экипировка. Но важнейшим требованием, к выживанию и боевой эффективности снайпера, он считал повышенную психологическую устойчивость, вкупе с храбростью, осторожностью и наблюдательностью стрелка.
Аллерберг также находил не удовлетворяющим критериям современной войны, стандартный «уставной» подход к отбору и подготовке снайперов. Где основополагающими критериями, являлись лишь меткость стрельбы и навыки маскировки на местности.
Уделяя должное внимание точности огня, приоритет он оставлял за особой (зачастую просто врождённой) психологической закалкой — способности индивидуума к убийству посредством снайперского оружия.
В подтверждение своих слов, Йозеф Аллерберг указывал на тот факт, что в условиях реальных боевых действий восточного фронта, 90 % попаданий по объектам, осуществлялись на средних дистанциях огня снайперской винтовки (150—500 метров). Попадания на дистанциях более 800 метров он называл чудом, и случайностью.
Снайперы обеих сторон, массово практиковали больше стрельбу по корпусу, чем в голову. В результате, во — первых резко увеличивалась вероятность попадания с первого выстрела, что увеличивало шансы стрелка не быть обнаруженным, и во — вторых, цель всё — равно гарантированно выводилась из строя.
Как мы видим, подобный метод ведения огня был доступен и просто хорошему стрелку, без выдающихся зрительных способностей. Вот здесь то, когда суровые реалии требовали от снайпера главным образом не «качественных», а «количественных» показателей, и начинали работать все обозначенные Аллербергером характеристики подлинного снайпера.
Также Аллерберг приводил десятки примеров когда огонь снайпера позволял срывать атаки превосходящих сил противника. Он использовал жестокую, но доказавшую свою эффективность тактику боя против штурмующих волн вражеской пехоты.
«Я не обращал внимания на первые три-четыре линии атакующих и старался поразить в живот как можно больше бойцов, наступавших позади них. Слыша пронзительные крики раненых у себя за спиной, наступавшие в первых рядах теряли присутствие духа, и атака начинала захлебываться. В этот момент я переключал свое внимание на первые линии врага. Противников, которые находились ближе пятидесяти метров ко мне, я поражал точными выстрелами в голову или в сердце, стараясь таким образом мгновенно вывести из боя всех, кого только мог» (Оллерберг Й. Немецкий снайпер на Восточном фронте. 1942-1945 (рус.): Жизнь и смерть на Восточном фронте. — М: Яуза-Пресс, 2008.
Окончание войны Аллерберг встретил в Чехословакии недалеко от границы с Австрией. К тому времени, министерство пропаганды Геббельса сделало из Йозефа узнаваемую фигуру. Несколько раз его фотографии печатались в нацистской прессе. Теперь известность служила ему дурную службу. Понимая что в советском плену он будет обречён, Аллерберг постарался сделать всё возможное чтобы попасть к американцам. Что ему, после двух недель злоключений в приальпийских лесах, и уже после официального объявления об окончании войны, удалось сделать.
Книга Альбрехта Ваккера (нем. Albrecht Wacker) «Немецкий снайпер на Восточном фронте. 1942—1945.» (англ. «Sniper on the Eastern Front: The Memoirs of Sepp Allerberger, Knight's Cross»), основанная на воспоминаниях Аллербергера, впервые вышла в 2000 году.
________________________________

немного фото








@темы: Германия, война, история, снайперы

URL
Комментарии
2011-11-25 в 20:30 

Лоренц Берья
(это на 35 человек больше, чем у самого прославленного советского снайпера Василия Зайцева).
Самой известной во время войны была Пвличенко. А количество тех кто поразил больше...

2011-11-25 в 22:01 

Wizzard Rick
Ось ти і нігра похилих років
эм... снайпера активно использовались ещё во времена осады Севастополя...
да и тогда это был уже анциентный боян

2011-11-25 в 22:12 

Лоренц Берья
Я бы сказал что первые штуцерники и застрельщики все таки не снайперы.
А первый случай ГВ в США.

2011-11-26 в 02:31 

snarka
-
Спасибо, отличная статья! И фотки хороши : )

2011-11-26 в 10:17 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
как всегда копался в поисках одного, а наткнулся на другое и тоже интересное....

URL
2011-11-29 в 12:01 

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
самый результативный советский снайпер уничтожил что то около 700 человек)
Зайцев просто самый распеаренный)

2011-11-29 в 17:00 

Лоренц Берья
Зайцев просто самый распеаренный)
И распиаренный уже значительно позже войны. А Павличенко с 309, самая распиаренная в войну, очень непоследнее место в топе занимает.
самый результативный советский снайпер уничтожил что то около 700 человек)
Чистый снайпер по моему все таки меньше, что-то около 496. Есть еще несколько человек у которых снайпинг+счет как пулеметчика. И там кто-то бол со счетами и 900 и 1500.

2011-11-29 в 17:31 

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Материалы по истории

главная