Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Ночь длинных ножей
Все потенциальные свидетели интимных секретов Гитлера были уничтожены
2004-06-18 / Евгений Киселев "Независимое военное обозрение"


В сентябре 1919 г. осведомитель мюнхенской полиции Адольф Шикльгрубер (ставший потом Гитлером) получил приказ начальства собрать сведения о маленькой группе, именовавшей себя Немецкой рабочей партией, и для этого вступить в ее ряды. Среди сочувствовавших этой партии был отставной пехотный капитан Эрнст Рем, который обеспечивал связь партии с высшими офицерами армии и некоторыми источниками финансирования. Вскоре Гитлер демобилизовался и всецело посвятил себя политике. Он приобрел большую популярность благодаря своим ораторским способностям, что и помогло ему 29 июля 1921 г. стать председателем партии, которая 20 февраля 1920 г. была переименована в Национал-социалистическую рабочую партию Германии (НСДАП).

ШТУРМОВИКИ

Политическая жизнь в Германии того времени не отличалась миролюбием, и НСДАП потребовались люди для защиты своего дела и противодействия противникам, поэтому в августе 1921 г. отставной лейтенант цур зее (младший лейтенант флота) Ганс Ульрих Клинцш по поручению Гитлера сформировал из числа наиболее активных и физически крепких членов партии "Отряд обороны и пропаганды НСДАП". Задачами этого отряда были пропаганда идей нацизма, сбор средств в фонд партии, распространение нацистской литературы, охрана собраний, митингов, штаб-квартир партии от нападений политических противников и физическая расправа с ними. В августе 1921 г. отряд получил наименование Sturmabteilung (штурмовой отряд), сокращенно - СА, более известный как "штурмовики", "штурмовые батальоны", "коричневорубашечники".

В ноябре 1926 г. Гитлер взял на себя общее руководство СА и провозгласил себя верховным руководителем СА, ввел должность начальника штаба СА и назначил на этот пост Франца Феликса Пфеффера фон Саломона. Тот создал стройную структуру СА с четкой системой подчинения от рядового штурмовика до Гитлера.

СА никогда не входила в состав вооруженных сил Германии. Более того, у этой организации никогда не было оружия, хотя она и имела структуру армейского типа, была очень многочисленна, хорошо организована и имела систему званий, подобную военным.

В августе 1930 г. выяснилось, что Саломон тайно от Гитлера использует армейские учебные центры для обучения отрядов СА, пытается сговориться с военными о вооружении отрядов СА, что было чревато объявлением НСДАП антигосударственной партией и ее ликвидацией. Кроме того, во время предвыборной кампании в августе 1930 г. командир берлинских отрядов СА Вальтер Штеннес, которому не нравилась идея прихода к власти законным путем, устроил мятеж против партийного руководства в Мюнхене. В результате этого инцидента разбушевавшиеся штурмовики захватили штаб-квартиру партии в Берлине. Гитлер поспешил в Берлин, взял на себя командование СА и поставил ситуацию под контроль, но политический ущерб от этой акции был значительным. Саломон был отстранен от руководства СА, и 5 января 1931 г. его место занял Эрнст Рем, который немедленно перестроил СА, придал им более четкую военизированную структуру, и к середине 1931 г. под его руководством численность СА достигла 400 000 человек, превысив по численности рейхсвер (100 000).

НАЦИСТЫ ПРИШЛИ К ВЛАСТИ

30 января 1933 г. президент Гинденбург назначил Гитлера канцлером - нацисты пришли к власти. Началось то, что неизбежно следует за любой сменой власти - победители стали делить власть, и очень быстро выяснилось, что министерских портфелей и прочих доходных должностей намного меньше, чем претендующих на них пламенных революционеров. Бывший капитан Рем тоже не отставал от своих партайгеноссе и хотел сущую безделицу - прибрать к рукам армию. СА росло не по дням, а по часам, увеличившись к концу года до двух миллионов.

6 июля, выступая на совещании руководителей страны, посвященной необходимости закончить революцию, Гитлер (который вместе с другими нацистами, занявшими видные посты, считал, что одной революции вполне достаточно) выступил против таких настроений, распространявшихся среди штурмовиков, а Геббельс заявил, что "нацистская революция закончена". Но эти меры не подействовали на Рема, который не хотел оставаться на прежнем месте и желал быть военным министром. Рем продолжал активно критиковать режим и политику нового правительства.

В начале января 1934 г. Гитлер вызвал шефа прусского гестапо Рудольфа Дильса и приказал ему заняться сбором компрометирующих фактов о "Реме и его дружеских привязанностях". После этого Гитлер начал почти ежедневно получать донесения о том, как Рем его критикует.

В начале 1934 г., пока агенты Гейдриха (главы СД - службы безопасности внутри СС) распространяли дезинформацию о заговоре СА против армии, Геринг встретился с главнокомандующим вооруженными силами фон Фричем, чтобы заручиться поддержкой армии в борьбе против СА. В феврале свастика с орлом была принята армейскими службами в качестве символики и отныне должна была украшать форму и знамена.

28 февраля генералы, руководители СА и СС были приглашены на совещание в Министерство обороны, где Гитлер ознакомил собравшихся с проектом соглашения между армией и СА, в соответствии с которым СА отводилась вспомогательная роль, а главной задачей было воспитание нации в духе национал-социализма. Генералы были довольны. Рем на совещании промолчал, но в кругу соратников поклялся, что никогда не примет условий Гитлера, о чем один из офицеров штаба Рема Виктор Лютце сразу же сообщил фюреру. Кроме того, министр обороны генерал фон Бломберг сообщил Гитлеру, что СА создали собственную службу охраны для своих многочисленных штабов - только в одном из военных округов их численность достигла 6000-8000 человек, вооруженных винтовками и пулеметами.

МЕХАНИЗМ ЗАПУЩЕН

В марте началась планомерная изоляция неуправляемых СА. Высокомерие, публично демонстрируемое Ремом и его ближайшими помощниками, настроило против него руководителей и партии, и государства.

Принято считать, окончательный пакт об оказании помощи СС в борьбе против СА и поддержке Гитлера в его назначении на президентский пост в случае смерти фон Гинденбурга, был заключен Гитлером и пронацистски настроенным военным министром Вернером фон Бломбергом 12 апреля на борту "карманного линкора" "Дойчланд" на рейде Киля.

Через неделю после встречи Гитлера с фон Бломбергом глава СС Гиммлер и Гейдрих, договорившиеся создать объединенную секретную политическую полицию рейха, официально въехали в дом # 8 по Принц-Альбрехт-штрассе в Берлине, где располагалась штаб-квартира гестапо. Теперь для падения Рема все было подготовлено: силы объединенной политической полиции находились под командованием рейхсфюрера СС, была гарантия скоординированной взаимной поддержки со стороны армии и СС. Тщательнейшему анализу подвергались любые высказывания, заметки, имена, встречи, из документов выхватывались отдельные абзацы и фразы, позволявшие сгустить краски.

4 июня Гитлер встретился с Ремом и в течение пятичасовой беседы пытался в последний раз убедить его отказаться от "второй революции" и принять условия соглашения, чтобы избежать конфликта. Рем согласился с предложением Гитлера предоставить штурмовикам отпуск в июле, а перед этим провести совещание руководства СА в Бад-Висзее, на котором предполагалось обсудить перспективы движения, но выражения, в которых был составлен приказ, извещавший штурмовиков об отпуске, показывают, что Рем согласился лишь для вида: "Если враги СА думают, что штурмовики не вернутся из отпуска, пусть наслаждаются этой иллюзией, пока есть возможность. Придет день, и эти люди получат тот ответ, которого заслуживают, мы ответим им так, как нас заставит необходимость. Сегодня СА - это судьба Германии, и так будет всегда!"

Теперь, когда намерения сторон были предельно ясны, Гитлеру, если он хотел сохранить свою власть и стабильность в стране, надо было что-то делать с Ремом. Рем представлял собой опасность не только из-за постоянной угрозы потенциального путча, но и из-за своего гомосексуализма - не потому, что совершенно не скрывал своих пристрастий (это еще полбеды), и не только из-за того, что назначал на ведущие посты в СА своих друзей-гомосексуалистов, что позорило НСДАП, а еще и потому, что Рем, будучи близким другом Гитлера в течение ряда лет, много знал о гомосексуализме фюрера, из чего не делал тайны в СА, где гомосексуалисты открыто приводили этот факт для оправдания своих наклонностей. Рем был опасен для Гитлера вдвойне - угрозой путча и опасностью раскрытия интимных секретов.

Почувствовав опасность, Рем решил продемонстрировать лояльность фюреру и приказал всему личному составу СА с 1 июля 1934 г. уйти на месяц в отпуск. Сам Рем также отправился в курортный баварский городок Бад-Висзее, где намечалось устроить банкет для руководителей групп СА по поводу расставания.

Тем не менее в СА не теряли бдительности - Рем и его старшие офицеры выставляли собственных часовых и вооружали своих людей, как только могли. Рем знал, что что-то затевалось.

25 июня Геббельс подготовил длинную и угрожающую речь, переданную всеми радиостанциями Германии, в которой говорил о яростной борьбе. Но "один остается вне критики, и это - фюрер!"

ПОДГОТОВКА К ЧИСТКЕ

В тот же день Гиммлер собрал в Берлине региональных и районных командиров СС и сказал об ожидаемом путче СА, после чего посвятил в план нанесения предупредительного удара при содействии объединенных сил армии и полиции. 26 июня, сразу после возвращения в Берлин, Гитлер одобрил план операции, составленный Герингом и Гиммлером. Задачи были поставлены, отступать было некуда. Днем начала операции была выбрана суббота 30 июня. Прямого участия в готовящейся акции армия не принимала. "Армии нечего делать, - сказал Гитлер офицерам рейхсвера в Мюнхене, - мы сами выстираем наше грязное белье".

В последние дни, предшествовавшие нанесению удара, в высших эшелонах партии царила обстановка показного благополучия. Гитлер и Геринг уехали в Эссен, чтобы быть свидетелями на свадьбе гауляйтера Йозефа Тербовена; в тот вечер, 28 июня, Гитлер позвонил Рему, отдыхавшему на курорте Тегернзее в Бад-Висзее, и попросил днем 30 июня созвать в Висзее съезд всех лидеров СА вплоть до группенфюреров. В тот же день Геринг вернулся в Берлин. Гиммлер, уже находившийся в Берлине, объявил СС и полиции боевую готовность. В штаб-квартире гестапо на Принц-Альбрехт-штрассе Гейдрих давал инструкции 18 первоклассным стрелкам из элитного лейбштандарта СС (полка личной охраны Гитлера) относительно их мишеней. Гитлер после запланированного осмотра трудового лагеря отправился в свой любимый отель "Дрезден" в Бад-Годесберге; в тот вечер он выглядел бледным, напряженным и отрешенным. Утром 29 июня к нему из Берлина прилетел Гиммлер, привезя последние сообщения своей агентуры. Из этих явно сфабрикованных документов вытекало, что Рем заключил соглашение с командующим Мюнхенским военным округом генералом фон Леебом о передаче СА оружия с армейских складов, что штурмовики планируют захватить правительственные здания, их вооруженные отряды с часу на час должны выйти на улицы, а специальный отряд получил задание убить Гитлера.

В отеле "Дрезден" непрерывно заседали лидеры нацистов: Гитлер, Геринг, Гиммлер, Дильс, Виктор Лютце (один из лидеров СА, который, как предполагалось, сменит Рема) и другие менее значительные лица. Казалось бы, механизм уничтожения Рема запущен, но Гитлер метался по обеденному залу отеля и никак не решался сделать последний шаг, чтобы уничтожить как изменника человека, который был его самым давним соратником и единственным человеком в партии, с которым он был на "ты".

Некоторое время спустя Гитлер уехал в Боннский аэропорт, где его ждал самолет Ju-52, который должен был доставить его в Мюнхен; было 2 часа ночи 30 июня. С ним были Лютце и Геббельс, доставивший из Берлина известие, что глава берлинских СА Карл Эрнст привел в боевую готовность подчиненные ему отряды (что было заведомой ложью, поскольку собиравшийся вот-вот жениться Эрнст находился на пути в Бремен, откуда должен был отплыть на Мадейру, чтобы провести там медовый месяц). Тем временем две роты лейбштандарта СС Йозефа (Зеппа) Дитриха находились на пути к небольшой станции близ Ландсберга, южная Бавария; там им предстояло встретиться с отделением охраны концентрационного лагеря Дахау и далее на транспортных самолетах, предоставленных вооруженными силами, следовать в Бад-Висзее. О ситуации в Берлине должны были позаботиться Геринг и Гиммлер.

КРОВАВАЯ БОЙНЯ

В 4 часа самолет приземлился в Мюнхене. Гитлер со своей свитой направился к министру внутренних дел Баварии. Здесь были арестованы шеф полиции отставной майор Шейнгубер и глава мюнхенского СА Шмидт. Арестованные отдали честь фюреру, но в ответ последовал взрыв истерического гнева. Гитлер набросился на них с бранью, сорвал с изумленных офицеров знаки отличия и отправил их в тюрьму Штадельхейм.

В сопровождении охраны СС Гитлер направился в Бад-Висзее, где Рем и несколько его соратников остановились в частном отеле. Длинную вереницу машин прикрывал броневик рейхсвера. В семь часов утра Гитлер и его свита прибыли в мирно спавший город на берегу озера. Караул СА, охранявший вход в отель, где остановился Рем с товарищами, был арестован без сопротивления. Первым, кто попался Гитлеру в отеле, был адъютант Рема юный граф фон Шпрети, известный своей красотой. Гитлер ударил его хлыстом по лицу и передал сопровождавшим эсэсовцам. В это время Рем крепко спал. "Кто там?" - сонно спросил он, когда постучали в дверь. "Это я, Гитлер. Открывайте!" Рем открыл дверь и сказал: "Уже? Я не ожидал вас раньше завтрашнего дня". - "Арестуйте его!" - крикнул Гитлер своим подручным. В это время несколько эсэсовцев стучали в соседнюю дверь. Там они обнаружили обергруппенфюрера СА Эдмунда Хайнеса, ближайшего помощника Рема, который лежал в постели со своим молодым шофером. Хайнес и его юный друг были расстреляны на месте. Тут же арестовали еще нескольких руководителей СА, которых вместе с протестующим Ремом и трупами Хайнеса и его любовника затолкали в ожидавший автомобиль. В восемь часов колонна двинулась назад в Мюнхен. По дороге были остановлены еще несколько машин, в которых другие руководители СА ехали в Бад-Висзее на прощальный банкет (они тоже были арестованы).

Прибывший в Мюнхен заместитель фюрера Рудольф Гесс устроил западню для офицеров СА в "Коричневом доме" - штаб-квартире НСДАП. Явившиеся туда штурмовики были тут же арестованы охраной СС. Одного за другим ничего не понимавших людей отправляли в тюрьму Штадельхейм. А с раннего утра эсэсовцы и агенты гестапо начали аресты по заранее составленным спискам.

В Берлине арестами, начавшимися в половине одиннадцатого, руководили Геринг и Гиммлер. Хотя, по предъявленной ими Гитлеру информации, центром путча должен был стать Мюнхен, берлинские репрессии были гораздо более жестокими - их организаторы воспользовались случаем для сведения личных счетов. Но Геринг пытался придать чистке законный вид, и по его приказу при гестапо был создан военный трибунал (там, правда, на вынесение каждого приговора тратилось несколько минут).

В полдень Гитлер собрал в "Коричневом доме" эсэсовцев и оставшихся на свободе членов руководства СА и объявил, что Рем отстранен от своих обязанностей и заменен Виктором Лютце.

В субботу вечером Гитлер вернулся на самолете в Берлин. В аэропорту Темпельхоф Геринг сразу же отчитался о проделанной работе, вручив ему список расстрелянных.

Доставленный в Берлин на самолете Рем был помещен в казарму на Лихтерфельде. Гитлер хотел дать своему другу возможность уйти из жизни по своей воле - в его камере оставили заряженный револьвер, дали ему десять минут, но Рем не внял совету. Тогда в камеру вошли два эсэсовца с пистолетами, одним из которых был Теодор Эйке - начальник концлагеря Дахау.

- Что это значит? - спросил Рем.

- У нас нет времени на болтовню! - отрезал Эйке и, спокойно подняв пистолет и прицелившись, как в тире, выстрелил несколько раз. Рем упал, и Эйке добил его. Так закончил свою жизнь могущественный руководитель СА и один из творцов карьеры Гитлера.

На Лихтерфельде были доставлены все, кто не был убит на месте или не успел бежать. Многие из арестованных понятия не имели, за что их схватили. Некоторые шли на смерть с криком "Хайль Гитлер!". К стене во внутреннем дворе выводили разом по четыре человека. Эсэсовцы срывали с них рубашки и углем рисовали черный круг на левой стороне груди - это была мишень. С расстояния в несколько метров стрелковая команда залпами расстреливала обреченных. Расстрельным взводом командовал Зепп Дитрих. "Зепп, что происходит? Мы же абсолютно невиновны!" - бросился к нему его давний друг обегруппенфюрер СА Август Шнейдхубер, но Дитрих поставил его к стенке вместе с остальными и ушел, чтобы не видеть, как по его приказу расстреливают его друга. Расстрелы продолжались всю субботу и воскресенье.

ОНИ СЛИШКОМ МНОГО ЗНАЛИ

Никто точно не знает, сколько человек было убито во время этой кровавой бойни. Выступая 13 июля в рейхстаге, Гитлер назвал такие цифры: расстрелян 61 мятежник, среди них 19 главарей штурмовиков, еще 13 человек погибли "при сопротивлении аресту", и трое покончили с собой - всего 77 высокопоставленных нацистов. Кроме них погибли еще около 100 рядовых членов НСДАП - среди убитых оказались все нацисты, причастные к поджогу рейхстага 27 февраля 1933 г. - они слишком много знали. В документах же Нюрнбергского трибунала 1946 г. указано, что на самом деле в ходе "Ночи длинных ножей" гитлеровцами было уничтожено 1076 соотечественников, причем большинство являлись членами НСДАП.

Были убиты высокопоставленные чиновники, которые могли иметь документальные улики против Гитлера, например, глава департамента полиции прусского Министерства внутренних дел Эрих Клаузенер и его начальник отдела Ойген фон Кессель, министр рейхсвера и бывший канцлер Курт фон Шлейхер и его правая рука Фердинанд фон Бредов, начальник полиции Мюнхена Август Шнайдхубер, адвокаты Рема, Штрассера, Карла Людеке (мюнхенского товарища Гитлера в молодости) и других высокопоставленных нацистов, узнавшие опасные вещи от своих клиентов или из материалов судебных процессов; и, наконец, мюнхенский журналист Фриц Герлих, который, вероятно, знал о Гитлере и его ближайшем окружении больше других своих коллег. Боясь быть скомпрометированным, Гитлер фанатично мстил, чтобы лишить опоры любые будущие заговоры. Потенциальные свидетели были безжалостно убиты.

34-летний Карл Центер был владельцем гостиницы "Нюрнбергер Братвюрстглоке" рядом с мюнхенским собором. Далекий от политики, он входил в общество гомосексуалистов Рема и был близким и давним другом Эдмунда Хайнеса. Оба лидера СА покровительствовали его заведению, где часто бывал и Гитлер. Верхние комнаты в "Нюрнбергер Братвюрстглоке" были постоянно забронированы для интимных встреч этих высокопоставленных нацистов, а у Центера вошло в привычку лично им прислуживать, поэтому он неизбежно подслушивал многие вещи - не только о Гитлере. Поэтому, и только поэтому, он должен был умереть.

Отставной генерал Фердинанд фон Бредов жил в своем берлинском доме, когда Гитлер пришел к власти, и в "Ночь длинных ножей" он был до смерти избит в полицейском фургоне, а его тело выбросили в канаву. Его вина состояла в том, что он возглавлял военную разведку в то время, когда канцлером был Генрих Брюнинг, а кроме того, он был правой рукой Шлейхера последние шесть месяцев до прихода Гитлера к власти. Там он мог читать некоторые донесения информаторов, раскрывавшие интимные секреты Гитлера. В то время как Гитлер летел в Мюнхен, возле виллы фон Шлейхера на окраине Берлина остановилась машина, из которой вышли шесть эсэсовцев, переодетых в гражданскую одежду. Фон Шлейхер завтракал с женой и пятнадцатилетней падчерицей. Эсэсовцы ворвались в дом и открыли стрельбу по Шлейхеру и его жене. Девочку они предупредили, что с ней будет то же самое, если она расскажет о том, что видела.

Грегор Штрассер, который до 8 декабря 1932 г. был заместителем Гитлера, но потом из-за разногласий с фюрером оставил свой партийный пост и стал консультантом по трудовым спорам в химической компании, был арестован и застрелен эсэсовцем в тюремной камере.

Вице-канцлеру Францу фон Папену повезло больше: он несколько дней лишь находился под наблюдением, но его личный секретарь фон Бозе был расстрелян прямо в своем рабочем кабинете, а соавтор фон Папена по марбургскому выступлению был убит в тюрьме. Причем в случаях с фон Бозе, фон Шлейхером и Клаузенером убийцами были чрезвычайно вежливые люди, которые приходили к ним на работу или домой и без лишних слов выполняли свое задание - это создавало впечатление поставленного на поток сценария.

В Мюнхене 75-летнего генерала Густава фон Кара, который подавил путч нацистов 8 ноября 1923 г., вытащили из дома, забили до смерти и кинули в болото. Не обошлось и без ужасных ошибок. Вилли Шмид, известный музыкальный критик, погиб по случайному совпадению - его перепутали с человеком по имени Вилли Шмидт. Рудольф Гесс навестил вдову и принес ей извинения.

Считавшийся организатором "заговора СА" Карл Эрнст был схвачен эсэсовцами неподалеку от Бремена, когда он собирался отплыть в свадебное путешествие, отправлен самолетом в Берлин и там казнен.

1 июля партийная нацистская пресса сообщила о казни главарей СА. Смерть фон Шлейхера преподнесли как "несчастный случа"". 2 июля газеты сообщили, что "изменник Рем, отказавшийся признать результаты расследования", был казнен.

Рано утром 2 июля все службы гестапо, СС и полиции безопасности получили следующую радиограмму, подписанную Герингом и Гиммлером: "Министр-президент Пруссии и шеф тайной государственной полиции всем полицейским властям. По приказу верховных властей все документы, связанные с операциями, проведенными за два последних дня, должны быть сожжены. Отчитаться немедленно по выполнении".

3 июля состоялось заседание кабинета министров. Ни один из присутствовавших, включая министра юстиции Гюртнера, личного друга многих погибших, не осмелился выступить с осуждением кровавой резни. Более того, министры поблагодарили Гитлера за спасение Германии от революционного хаоса и единодушно приняли закон, единственная статья которого гласила: "Меры, принятые 30 июня, 1 и 2 июля 1934 г. и направленные на подавление попыток совершить предательство и государственную измену, расцениваются как срочные меры национальной обороны". В тот же день в Берлине состоялась церемония награждения именными кинжалами всех участников "Ночи длинных ножей" - от Гиммлера до рядовых эсэсовцев.

Сам Гитлер, однако, в течение 10 дней продолжал хранить гробовое молчание - слишком тяжелым для него был столь резкий разрыв со своим прошлым и старыми товарищами.

После "Ночи длинных ножей" Гитлер окончательно взял власть в свои руки и не свернул с дороги, которая привела и его, и всю прежнюю Германию к гибели.

@темы: Германия, Гитлер, Рём, история