19:31 

«Самый замечательный из всех фараонов…»

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
«Самый замечательный из всех фараонов…»

Учебно – методическое пособие
Составитель: Н.И. Майоров, старший преподаватель кафедры истории древнего мира и средних веков ИФ ТГУ.
Рецензент: Головина Вера Александровна, д.и.н., ведущий научный сотрудник ИВИ РАН
.

"Самый замечательный из всех фараонов"... Так охарактеризовал Аменхотепа IV, знаменитого реформатора египетской религии, крупнейший американский египтолог Д.Г.Брэстед. Он же назвал этого фараона "первой личностью в истории человечества". (Д.Г.Брэстед. История Египта. М., 1915, с. 36).

Первая глава предлагаемой работы посвящена истории открытий, связанных с изучением эпохи, когда жил великий Эхнатон.

В 1948 г. немецкий писатель и журналист Курт Вальтер Керам (Марек) опубликовал книгу "Боги, гробницы, ученые". За короткий срок "роман археологии" был переведен на десятки языков и принес автору всемирную славу. Трижды книга издавалась и в нашей стране. Она способствовала пробуждению глубокого интереса к археологии у тысяч молодых людей, привела многих из них на скамьи университетских аудиторий и в палатки полевых экспедиций. В увлекательной форме К. Керам рассказал об истории великих археологических открытий в XIX - первой половине XX вв., которые произвели подлинный переворот в исторической науке, многократно расширили ее пространственные и хронологические рамки, вырвали из плена забвения целые народы и государства.

За сорок с лишним лет, прошедших со дня выхода книги, ученые накопили множество новых фактов, прочитали массу неизвестных ранее источников, создали новые теории и гипотезы, заметно изменившие наши представления о древних цивилизациях.

Самым захватывающим разделом научно-популярного труда К. Керама является "книга пирамид", посвященная истории изучения древнего Египта. Советские ученые тоже неоднократно знакомили широкую аудиторию с достижениями египтологии. В этом плане выгодно отличаются работы М.Э. Матье, Ю.Я. Перепелкина, И.С. Кацнельсона. Однако в целом наши издательства явно не балуют публику доступными научно-популярными книгами, знакомящими с новациями в этой области. Несмотря на то, что интерес к древностям Египта очень высок - это показали огромные очереди в Москве, Ленинграде и Киеве, где в 1973 г. экспонировались сокровища гробницы Тутанхамона из Каирского музея – и, тем не менее, уровень знаний массового читателя не может удовлетворить. За 20 лет преподавания истории Древнего Востока в Томском университете автор убедился, что такой интереснейший период истории Египта, как амарнский, очень мало известен даже поступающим на исторический факультет - абитуриенты в лучшем случае знают кое-что о Нефертити.

Поэтому будет нелишним еще раз обратиться ко времени знаменитого реформатора Эхнатона, чтобы коротко изложить историю наиболее сенсационных открытий, сделанных за два века египтологии и попытаться ответить на некоторые интригующие вопросы ориенталистики. Современное развитие науки о древности показывает, что несмотря на огромные успехи в этой области, есть еще много "белых пятен" в изучении Та-Камет - "Черной страны", как называли ее древние обитатели долины Нила. Используя методику К. Керама, автор попытался осветить сложные проблемы просто и понятно, следуя по пути, которым шли исследователи, постепенно накапливая знания. Благодаря чуду воскрешения, казалось бы, навсегда канувших в лету имен и фактов, мы сейчас знаем о древнем Египте гораздо больше, чем античные писатели, жившие на два тысячелетия ближе к эпохе великих фараонов.

Во второй главе брошюры будут изложены события переломного амарнского периода. Вполне возможно, что обращение к истории древнего Египта даст богатую пищу для размышлений о нашем бурном времени.

Читатели, интересующиеся наукой о древности, смогут использовать данную работу как учебно-справочное пособие, для чего прилагается список литературы.

Глава I В ПОИСКАХ ГРОБНИЦЫ ЭХНАТОНА

До конца XVIII в. европейцы очень мало знали о Египте. Основным источником скупых сведений о далеком прошлом великой цивилизации являлись Ветхий Завет и труды античных историков, прежде всего Геродота, Страбона, Диодора, Плутарха, побывавших в стране пирамид до, или в самом начале нашей эры. В работе Иосифа Флавия сохранились отрывки из труда египетского жреца Манефона, жившего в IV-III вв. до н.э. и написавшего на древнегреческом языке "Египетскую историю". Сохранился и составленный Манефоном список 30 династий фараонов.

После арабского завоевания Египет в течение многих столетий находился под властью местных династий Мамелюков и был почти недоступен для европейцев. Письменность и язык древних египтян были забыты, стали мертвыми. И хотя отдельные путешественники, рискуя жизнью, проникали в загадочную страну, они мало что могли добавить к скудным знаниям о ее прошлом.

У истоков возрождения древнейшей цивилизации стоит генерал Бонапарт, будущий император Франции Наполеон I; честолюбивый молодой полководец мечтал о создании великой империи, которая включала бы в себя не только Европу, но и страны экзотического Востока. Взгляд генерала приковали к себе Египет и Индия; именно здесь он мечтал нанести смертельный удар Англии. Но Наполеон был не только гением военного искусства и талантливым законодателем - он понимал огромное значение научного исследования.

Весной 1798 г. Бонапарт ознакомил ученых со своими планами, и 175 "штатских", среди них астрономы и геометры, химики и ориенталисты, художники и писатели, выразили желание примкнуть к военной экспедиции в страну тайн.

17 мая 1798 г. флот из 328 кораблей, имея на борту 38 тысяч солдат и офицеров (почти столько же имел Александр Македонский, начиная восточный поход), отплыл из Тулузы через Мальту на Египет. Адмирал Нельсон безуспешно пытался обнаружить и уничтожить французскую эскадру в Средиземном море - судьба еще оберегала будущего императора. 30 июня 1798 г. корабли экспедиции отдали якоря на рейде Александрии; вместе с солдатами высадилась и группа ученых, перед которыми стояла задача по сбору и описанию исторических памятников. После трудного перехода по пустыне корпус подошел к Каиру, где французов ожидала армия мамелюков, великолепных наездников во главе с их владыкой Мурадом. Перед решительным сражением у подножия каменных гигантов Гизе 29-летний генерал, пораженный величием гробниц древних фараонов, произнес свою знаменитую фразу: "Солдаты! Сорок веков смотрят на вас с высоты этих пирамид!"

По сути, это был вызов человека Запада загадочному, многовековому Востоку и победила в этой жестокой схватке европейская выучка. 25 июля Бонапарт вошел в Каир, а отряд генерала Дезэ устремился по следам разбитого Мурада в Верхний Египет. К отряду был прикомандирован барон До-миник Виван Денон, прекрасный рисовальщик и неутомимый собиратель древностей. Именно ему обязана египтология своими первыми шагами: позднее его рисунки легли в основу 48-томного "Описания Египта", положившего начало всестороннему изучению "страны и ее прошлого". В том же 1798 году в Каире был основан Египетский институт. Художники и ученые собирали и изучали тот богатейший материал, что лежал прямо на поверхности земли: великие пирамиды, остатки храмов и обелисков, скульптуры и стелы. Археологическое исследование Египта только-только начинается; предпринимаются не систематические раскопки, а скорее зондажи в поисках гробниц, входов в пирамиды, расчистки сфинкса и т.д.

При укреплении форта св. Жюльена близ Розетты инженером Бушаром был найден весьма примечательный камень. Он представлял собой черную базальтовую плиту с отполированной поверхностью, покрытую колонками полустертых знаков. Плита оказалась билингвой - двуязычной надписью на древнегреческом и древнеегипетском языках; причем выполненной двумя системами письма - иeроглификой и демотикой. Тут же была прочитана греческая часть надписи - речь в ней шла о благодарности жрецов Мемфиса эллинистическому правителю Египта Птолемею V Эпифану в 196 г. до н.э.

Позднее только благодаря Розеттскому камню, была дешифрована древнеегипетская письменность и возрожден забытый с I в. н.э. язык.

Если результаты первого знакомства ученых с Египтом можно считать блестящими, то военная экспедиция закончилась плачевно. 7 августа в сражении при Абукире Нельсону все же удалось уничтожить французский флот. Бонапарт попал в западню - египетский поход оказался гибельной авантюрой. Голод, холера, слепота вырывали из рядов корпуса тысячи солдат и офицеров, беды не обошли стороной и ученых. Но генерал Бонапарт никогда бы не стал Наполеоном I, если бы не делал все для того, чтобы склонить фортуну на свою сторону. Были еще громкие победы на суше, и все же поход был обречен. Через год, 19 августа 1799 г. Бонапарт бежал, бросив свою армию погибать - его ждала Франция.

В сентябре 1801 г. остатки экспедиционного корпуса капитулировали в Александрии. Французам пришлось передать все собранные древности англичанам, в том числе и Розеттский камень. Эти раритеты и положили начало знаменитой египетской коллекции Британского музея. Однако труды французских ученых не остались втуне; со всего материала были сняты копии и отливки, сохранилось огромное количество рисунков и с 1809 г. начало выходить "Описание Египта", которое открыло европейцам почти неведомую древнюю цивилизацию, казалось бы, навечно занесенную песками Африки.

Но пока еще нильская долина напоминала грандиозное кладбище, где в изобилии были разбросаны развалины храмов, дворцов, гробниц, пилонов и обелисков. Большинство из них испещрены загадочными знаками - рисунками, упорно хранившими тайны погибшей культуры. XIX век недаром называют "золотым веком" истории. Несколько поколений ученых создали за этот срок новые отрасли исторического знания - такие, например, как история Древнего Востока. Они извлекли из недр земли бесчисленные памятники далеких угасших эпох, заставили заговорить камни. Одной из самых великих заслуг исследователей XIX века по праву считается дешифровка различных систем древней письменности и, в особенности, египетской иероглифики. А сколь многого ожидала публика от расшифровки иероглифов! Ведь было широко распространено мнение, что эти надписи скрывают великую мудрость и тайны египетских жрецов, а ревностные христиане вычитывали из древнейших текстов целые страницы Библии.

Огромные затруднения вызывает проблема реконструкции мертвого языка, но вдвойне труднее прочитать надписи на неизвестном языке, если неизвестны система и принципы самой письменности непознанной цивилизации. Объяснение принципов дешифровки почти невозможно сделать развлекательным чтением, оно требует от читателя особой сосредоточенности и известного напряжения. Поэтому можно лишь порекомендовать любознательным обширную литературу по этой проблеме.

Многие ученые из Англии, Франции, Германии, Италии, скандинавских стран пытались проникнуть в тайну древнеегипетских иероглифов. Среди них были такие крупные фигуры, как физик Томас Юнг, иезуит Афанасий Кирхер, известный ориенталист маркиз де Саси, но их усилия не увенчались успехом. Многие отступались, решив, что "проблема слишком запутана и научно неразрешима".

И все же нашелся гениальный человек, который сделал самые важные шаги в этой области. Им стал Жан Франсуа Шампольон (1790-1832 гг.) подлинный революционер в науке о древности. "Робеспьер из Гренобля" - так называли его друзья. С детства талантливый лингвист готовил себя к великому открытию: он изучил около полдюжины древних языков, в том числе и коптский. Это очень важно, ибо коптский язык был прямым наследником языка древних египтян и на нем еще в XVII в. говорили копты - христиане. Как и другие ученые, Шампольон в основном работал с текстом Розеттской надписи. Он исходил из предпосылки, что имена Птолемея и Клеопатры, обведенные овалом - картушем, составлены из алфавитных знаков. Переходя от разочарования к открытиям, вынося недоброжелательность конкурентов, отклоняясь от верного пути, он все же сумел разобраться в сложном египетском шрифте, состоящем из нескольких сот знаков. 27 сентября 1822 г. Шампольон сделал в Академии наук в Париже сообщение о своих принципах дешифровки иероглифов. Этот день и считается датой рождения науки египтологии.

Французский ученый не только первым начал читать египетские тексты, но и много лет напряженно работал над грамматикой и словарем древнеегипетского языка. Они были изданы его учениками только после безвременной смерти своего учителя. Он скончался в возрасте 41 года от чахотки, подорвав силы организма яростной работой. Шампольон так и не увидел полного признания своих заслуг - у него было много врагов. Однако осуществить мечту всей своей жизни он все же смог. В июле 1828 г. Шампольон вступил на священную для него землю Египта во главе научной экспедиции и провел здесь полтора года, неутомимо собирая и обследуя памятники древностей. В результате появилась роскошная публикация документов - "Памятники Египта и Нубии".

Итак, Франсуа Шампольону удалось найти ключ ко многим тайнам древнего Египта, но дешифровка письменности была еще далеко не завершена.

Продолжили эту работу Розеллини в Италии, Лееман в Нидерландах, де Руже во Франции, но особую роль сыграли немецкие ученые Карл Рихард Лепсиус и Генрих Бругш.

К.Р. Лепсиус посвятил всю свою жизнь египтологии, как и Шампольон, правда без его восторженного преклонения перед "священной землей", без неудержимой погони за случайными находками. Немецкого, вернее прусского ученого, характеризуют аккуратность и скрупулезность. Методично придерживаясь строгих научных приемов, Лепсиус обследует сотни пирамид и гробниц, подолгу задерживаясь на одном месте. Тщательно подготовленная научная экспедиция под его руководством пробыла в Египте три года. Именно К. Рихард Лепсиус первым обратил внимание на развалины в Телль-эль-Амарне и измерил Долину царей в Фивах, снял бесчисленные копии с надписей. Плодом экспедиции явились сокровища Египетского музея в Берлине, а результатом изучения источников - многочисленные публикации, начиная с двадцатитомного издания "Памятники из Египта и Эфиопии" и кончая книгой о египетских фараонах. Лепсиус заложил так же основы научной периодизации и хронологии Египта; он был первым, кто сумел разглядеть подлинную историю древнего народа там, где другие видели только нагромождение руин. Г. Бругш в основном довершил дешифровку письменности, ему принадлежит первый обширный словарь древнеегипетского языка и труд "История фараонов".

С научной точки зрения Лепсиус и его коллеги сделали, несомненно, больше основателя египтологии - но ведь первый шаг самый трудный.

Египтология все прочнее становилась на почву строгой науки, и развитию ее способствовали люди одержимые, бесконечно преданные своему делу. Среди них были представители различных национальных школ. Огромный след оставил в изучении древнего Египта французский археолог Огюст Мариэтт (1821-1881), человек инициативный и деятельный.

В 1850 г., будучи сотрудником Луврского музея он был послан в Каир для приобретения папирусов. В Египте он увидел хищническую распродажу древностей. На этом колоссальном аукционе приобретались экспонаты для пополнения экспозиций европейских и американских музеев и частных коллекций богатых любителей экзотических редкостей. Раскопки сопровождались разрушением памятников, их вели, заботясь в основном о материальном успехе. Одновременно с увлечением коллекционированием, как всегда, началась фабрикация подделок под древности. Все это наносило непоправимый ущерб науке и национальному достоянию страны.

О. Мариэтт первым понял, что самое важное для будущего науки сохранить египетские древности. Он решил посвятить этому благородному делу всю свою жизнь. Только в 1858 г. ему удалось осуществить самое главное - основать Египетский музей, а немного позже вице-король назначил его директором Управления по делам Египетских древностей и главным инспектором всех раскопок.

В 1902 г. Музей получил прекрасное здание в Каире и превратился не только в богатейшее собрание экспонатов, но и стал организационным центром проведения исследований в Египте. Все находки древностей стали рассматриваться как государственная собственность, и вывоз сокровищ из страны был если не прекращен, то весьма затруднен.

О. Мариэтт был и инициатором первых крупных археологических раскопок. В 1851 г. тридцатилетний ученый откопал в Саккара близ Мемфиса храмовый комплекс Серапеум с его знаменитой аллеей сфинксов и гробницами священных быков Аписов.

Неутомимый археолог в общей сложности копал в 37 местах на протяжении 30 лет и совершил множество открытий.

В благодарность французскому ученому в саду Египетского музея был установлен памятник и здесь же в древнем гранитном саркофаге покоится его прах.

Продолжателями дела Мариэтта стал его ученик Гастон Масперо (1846-1916гг.) и великий английский археолог Уильям Метью Флиндерс Петри (1853-1942гг.).

С именем Г. Масперо связана почти детективная история одной из интереснейших находок в Долине царей. Наше дальнейшее повествование будет связано прежде всего с двумя местностями в Египте - Телль-эль-Амарной и Бибан-эль-Молук или "долиной царей".

На западном берегу Нила близ Фив, столицы Египта в Среднем и Новом царствах, среди голых бесплодных скал простирается целый лабиринт пустынных и знойных ущелий. В одном из них - по-арабски Бибан-эль-Молук - "Врата царей", начали высекать в скалах свои гробницы фараоны XVIII династии. Почему же властители Египта отказались от тысячелетней традиции находить успокоение под сенью рукотворной каменной горы? Решение, видимо, было связано с осознанием бесполезности обеспечить сохранность мумии в громадной пирамиде. К началу царствования XVIII династии в Египте не осталось ни одной царской усыпальницы, которая не была бы разграблена, ни одной мумии с которой бы не были сорваны "магические покровы". По замыслу создателей нового типа заупокойных сооружений - скальных гробниц, покой бессмертному фараону должна была обеспечить глубочайшая тайна места захоронения. Потому-то с XVI в. до н.э. доверенные лица фараонов руководят постройкой гробниц в каменных стенах уединенной мрачной долины. Безлюдная, окаймленная отвесными скалами, выветренные склоны которых прорезаны трещинами и расселинами, долина как нельзя лучше подходила для печальной цели - служить местом последнего успокоения великих фараонов. Чтобы еще крепче сохранить величайшую тайну, участвовавших в работе строителей, возможно уничтожали.

Но и эти каменные мешки не стали надежными убежищами для государственных лиц. Огромные сокровища, сопровождавшие фараона в его последнем подземном дворце, создавали неумолимую угрозу ограбления - ведь одна ночь могла обеспечить смелых и удачливых воров на всю жизнь.

Против грабителей не помогали ни страшные заклятия, ни хитроумные уловки строителей, ни тщательная охрана, ни мучительные казни, которым подвергались схваченные преступники.

Своего апогея грабеж гробниц достиг во времена XX династии, когда Египет находился в упадке и слабые правители, носившие громкое имя Рамсеса, не могли обеспечить порядок в стране. Дошедшие до нас папирусы описывают судебный процесс, происходивший в 16 год правления Рамсеса IX. Действующими лицами выступают на этом разбирательстве как крупные должностные лица - например, начальник западных Фив Певеро, так и банда рядовых грабителей. Теперь становится ясно, что осквернители гробниц пользовались поддержкой "специалистов" - стражники и чиновники, поставленные охранять покой и тайны фараонов, руководили действиями грабителей.

Судебные процессы не смогли остановить систематический, организованный разбой в Долине царей. Верным своему долгу жрецам надоело облачать обобранные царские мумии в новые пелены и снабжать их драгоценными амулетами, тем более, что при XXI династии, кажется, вовсе отказались от охраны гробниц. Поэтому, с ведома фараона Паноджема I, правившего в конце XI в. до н.э., жрецы решили сохранить мумии, собрав их в надежном месте. Под покровом ночи специально отобранные люди собирали по гробницам останки фараонов, их жен и близких и переносили в тайник. Всего перезахоронили 50 мумий. Их спрятали, разделив на две группы. Большая часть мумий была укрыта в тайнике в скалах, окружающих заупокойный храм царицы Хатшепсут. Нашли их только через 29 веков.

Посетивший Египет в I в. н.э. Страбон нашел гробницы Долины царей давно опустевшими и заброшенными. После распространения христианства склепы служили приютом для отшельников, спасавшихся от соблазнов мира. В новое время здесь хозяйничали разбойничьи шайки, опустошавшие случайно уцелевшие гробницы. Не потому ли в сказках "Тысячи и одной ночи" - их окончательная редакция сложилась именно в Каире - то и дело говорится о подземельях, где спрятаны заполненные золотом и драгоценными каменьями сундуки и сосуды?

Жители селения Курна близ Долины царей издавна промышляли тайными раскопками и кладоискательством. В 1871 г. молодой араб Ахмед Абд-эль Рассул отправился со своим старшим братом Мухаммедом и соседом на поиски предметов древности. На дне глубокой расселины между Долиной царей и Дейр - эль - Бахри они натолкнулись на шахту глубиной двенадцать метров. Ахмед спустился в нее по веревке и увидел коридор, который завершился продолговатым склепом. Это помещение почти до потолка было наполнено саркофагами и многочисленными предметами заупокойного культа. Опытный кладоискатель сразу понял, что безбедная жизнь ему и всем членам многочисленного клана будет обеспечена, если он сохранит свое открытие в тайне. И братьям это удалось. За 10 лет они лишь трижды спускались в свой "сейф" за новыми партиями товара, вынося на поверхность по несколько корзин с ушебти - погребальными статуэтками, папирусами, скарабеями и пр. С большими предосторожностями компаньоны продавали предметы древности богатым коллекционерам в Луксоре, некоторые из раритетов стали в 1874 г. появляться в антикварных лавках Парижа. Это привлекло внимание Г. Масперо, тогдашнего директора Службы древностей. Он начал расследование, которое и привело к братьям - арабам. Их арестовали и доставили к правителю области Даут-паше. Обыск ничего не дал, а жители Курны, связанные круговой порукой, наперебой доказывали честность обвиняемых. За отсутствием улик власти вынуждены были освободить членов "достойного" семейства, а обескураженный Масперо вернулся в Париж.

Но вскоре в семье Абд-эль-Рассулов вспыхнули раздоры, и 25 июня старший брат повинился паше во всем. Так как срочные дела задерживали Масперо в Париже, в Луксор отправился его заместитель Эмиль Бругш, брат знаменитого египтолога. 6 июля Э. Бругш спустился в искусно замаскированное отверстие и увидел то, что превзошло самые смелые его ожидания.

Первый же саркофаг, на который натолкнулся ученый в коридоре, принадлежал фараону XIX династии Сети I, чью мумию напрасно искал Бельцони в обширной гробнице этого царя в Долине. В погребальной камере саркофаги были сложены как попало, некоторые из них были открыты, а несколько мумий валялись среди груды украшений и утвари. Здесь лежали бренные останки самых могущественных правителей Нового царства: Яхмоса I, Тутмоса III, Рамсеса II и других.

Уже при беглом осмотре Бругш понял историю "странствующих мумий" - на стенах тайника были изложены одиссеи мертвых царей. Поневоле вспоминаются проникнутые пессимизмом строки знаменитой "Песни арфиста": "Те, кто строил из гранита, кто замуровывал камеру в пирамиду, создавал прекрасные творения..., их жертвенные камни также пусты, как и тех уставших, которые покоятся на берегу, не оставив после себя наследников".

Поднявшись на поверхность, заместитель Масперо пришел к единственно верному решению - как можно быстрее вывезти все из гробницы. Оставить содержимое тайника на месте означало неминуемое разграбление, так как фантастические слухи о найденных неисчислимых сокровищах с быстротой молнии распространились в округе и могли вскоре привести к вооруженному нападению. С помощью паши Бругшу удалось набрать двести феллахов из Курны, прародины грабителей, и уже на следующее утро приступить к подъему памятников. Вся работа была проведена за 48 часов (причем исчезла только одна корзина с предметами). Однако погрузка тяжелых саркофагов на каирский пароход в условиях адской жары затянулась до 14 июля. Через 3 дня экспедиция благополучно прибыла в столицу.

На протяжении всего пути население провожало пароход как погребальный катафалк: мужчины стреляли из ружей, салютуя мертвым фараонам, а женщины, распустив волосы, предавались стенаниям как древние профессиональные плакальщицы.

В 1898 г. Виктор Лоре открыл гробницу Аменхотепа II. Здесь он нашел "странствующие мумии" тринадцати фараонов. В отличие от тайника, в гробнице не сохранилось никаких драгоценностей, нетронутыми остались только мумии. Чтобы не тревожить сон царственных покойников, гробницу снова замуровали. Тем не менее, через год по древнему рецепту - сговору со сторожами - сюда вновь проникли воры, которые безжалостно повредили теперь и сами мумии. Так подтвердилась правота быстрых и решительных действий Бругша.

Впоследствии оказалось, что в этих двух партиях нет мумий некоторых очень интересных фараонов XVIII династии, которые не упомянуты и в списке Манефона. А узнать об этом ученым вновь помог случай.

На восточном берегу Нила в 300 км. южнее Каира есть место, известное сейчас под названием Телль-эль-Амарна. Здесь горы, вплотную подойдя к реке, начинают отступать и образуют просторную равнину в форме почти правильного полукруга. Путешественники и археологи давно стали посещать эту местность. Все они ограничивались осмотром пустых гробниц, высеченных в разных местах ущелий. Стены, зачастую незаконченных усыпальниц, были покрыты рельефами и надписями, сохранившими ценнейшие сведения о "великом и многолюбимом" граде Ахетатоне", о людях, живших в нем 34 века назад.

Мало кто интересовался развалинами самого города, хотя еще в начале XIX века можно было различить направление улиц, очертания храмов, дворца, отдельных домов. Участники экспедиции Шампольона в 1828 г. даже смогли набросать общий план руин. Только Лепсиус, проявивший живой интерес к фигуре реформатора религии Аменхотепа IV, провел здесь пробные раскопки. Но вскоре местечко опустело. Жители соседнего городка брали отсюда камень для построек (что обычно для Востока), торговцы древностями рылись в поисках раритетов, а феллахи - местные крестьяне, начисто уничтожали остатки жилищ, добывая для удобрения полей пропитанные минеральными солями пыль и почву.

Внезапно мертвый город привлек к себе внимание всех египтологов. Одна из местных крестьянок нашла несколько глиняных табличек, покрытых необычными клинообразными знаками. Защищаясь от назойливых "франков" (так называли в Египте всех европейцев - любителей древностей), феллахская женщина запустила в чужеземцев глиняными черепками. Этот поступок не только не избавил жителей Амарны от докучливого любопытства коллекционеров, но привел к противоположному результату. Черепки помогли найти большой дипломатический архив фараонов Аменхотепа III и его сына Аменхотепа IV, больше известного под именем Эхнатона. В собрании глиняных табличек (их свыше 350) хранилась переписка могущественных правителей Египта с царями и князьями Передней Азии. В архиве были письма от владык Митанни, Касситского Вавилона, Ассирии, Хеттского государства и правителей небольших княжеств Сирии, Финикии и Палестины. Таблички покрыты клинописью на аккадском языке, служившим в то время средством международного общения. Вначале их приняли за фальшивки, так как поблизости не оказалось ученого, знающего клинопись. Первые черепки появились на базарах Каира к концу 1887 г. и продавались по десяти пиастров за штуку. В 1890 г. их увидел известный английский ориенталист А.Г. Сейс. Оксфордский профессор по достоинству оценил значимость писем и сообщил о них в Европу. Музеи и коллекционеры Лондона, Парижа и Берлина немедленно включились в соревнование за приобретение бесценных черепков, а английский археолог У.Ф.Петри в ноябре 1891 г. начал раскопки в Телль-Амарне, которые ведутся учеными разных стран с некоторыми перерывами на протяжении целого века.

Прежде чем рассказать о результатах раскопок, нужно несколько слов сказать о Флиндерсе Петри - хотя он заслуживает гораздо большего. Еще в молодости он высказал мысль, которая легла в основу методики его будущих исследований - слой за слоем "просеять" землю Египта, для того, чтобы найти и изучить все, что скрывается в его недрах. Петри приобрел широкие познания в различных областях пауки - в химии, математике и, естественно, классической филологии. В возрасте 27 лет в 1880 г. он отправился в Египет, где занимался раскопками 46 лет. Несомненно, это один из самых талантливых, удачливых и добросовестных египтологов, создателей современных методов археологических исследований. Достаточно перечислить наиболее известные открытия английского ученого, чтобы стал понятен масштаб его работы. Начал он с раскопок греческой колонии Навкратис в Дельте, затем, исследует города Танис и Кахун, нашел знаменитый лабиринт Аменемхета III, много сил и времени потратил на изучение пирамид Гизе, вел раскопки в Фивах, Крокодилополе, Фаюмском оазисе и др. местах.

Результаты работ экспедиции Ф. Петри в Телль-Амарне вызвали подлинную сенсацию. Удалось установить общий облик города, были обнаружены архитектурные фрагменты, великолепные скульптуры, замечательные росписи. Оказалось, что извлеченный из земли город был резиденцией Аменхотепа IV, жившего в XIV в. до н.э. С 1902 г. английский археолог Норман Дэвис вместе с женой начали детальное описание богатейших материалов гробниц на восточном берегу.

Систематическое изучение города по существу началось только в 1907 году, когда концессия на эти раскопки была дана Германскому востоковедческому обществу. Его экспедиции под руководством Людвига Борхардта работали в Амарне до первой мировой войны и добились ошеломляющих успехов. Тогда-то и были найдены всемирно известные скульптурные портреты Эхнатона, Нефертити и их дочерей. Поведение немецких ученых в этом эпизоде проливает яркий свет на методы соперничества археологов различных национальных школ и способы пополнения коллекций крупнейших музеев Европы и Северной Америки.

Когда зимой 1912 г. Л. Борхардт приступил к раскопкам очередного жилища, никто не мог и предположить, что здесь будут найдены самые необыкновенные шедевры древнеегипетского искусства. Развалины оказались мастерской скульптора Тутмеса, где в небольшом помещении хранились модели лучших творений мастера. 6 декабря здесь был обнаружен разбитый бюст Эхнатона, а рядом с ним раскрашенный бюст его супруги, великой царицы Нефертити, сделанный из белого, чуть-чуть сероватого известняка - теперь этот портрет знают все! Так как существовали строгие правила, предусматривавшие сдачу всех ценных находок в Каирский музей, то немецкие археологи пошли на прямой обман чиновников Департамента древностей. Головку Нефертити и ряд других скульптур облепили гипсом и выдали за архитектурные фрагменты и только таким образом получили разрешение на вывоз найденных вещей. Когда статуэтка Нефертити была выставлена в Берлинском музее, грубое нарушение правил стало явным и после 1-ой мировой войны немцы уже не получили права продолжать раскопки. Концессию передали английскому "Фонду исследования Египта" и обследование Ахетатона возобновилось в 1920 г. Во главе английских археологов стояли такие известные ученые как Т.Э. Питт, Ф. Ньютон, Л. Вулли, а затем Дж. Пендльбюри, с именем которого связан ряд важных открытий. Он трагически погиб в годы 2-ой мировой войны, во время оккупации немцами Крита; как многолетний исследователь острова, он прекрасно знал местность и служил там в английских войсках. Раненым он был захвачен гитлеровцами, отказался отвечать на их вопросы и был расстрелян.

Находки всех перечисленных экспедиций дали богатый материал, хотя, конечно, не исчерпали всех возможностей Амарны.

А что же происходило в то время, когда раскапывался Ахетатон, в Долине царей?

Огромный город мертвых привлекал к себе все новых и новых исследователей, росли горы мусора и щебня, увеличивалось количество открытых тайников и гробниц. В 1902 г. разрешение на раскопки в Долине царей было дано состоятельному американцу, "медному королю" мистеру Теодору Дэвису и он вел здесь работы в течение 12 сезонов. Конечно, сам миллионер, большой любитель древностей, был дилетантом в египтологии, поэтому он постоянно привлекал опытных археологов - Говарда Картера, Артура Вейгалла, Эдварда Айртона. В 1903 г. Г. Картер натолкнулся на гробницу Тутмоса IV, затем были найдены захоронения царицы Хатшепсут, родителей жены Аменхотепа III - Тии и другие. Но все эти открытия не представляли собой большой материальной и художественной ценности.

И вот в январе 1907 г. английский археолог Э. Айртон нашел запечатанный вход в гробницу, вокруг которой уже более восьми десятков лет не утихают споры. Когда Дэвис и Айртон спустились по 20 ступенькам в подземелье, они увидели на створках двери изображение и имена царицы Тии, чья удивительная судьба давно занимала воображение ученых. За галереей открылся склеп, просторное прямоугольное помещение. При вскрытии гробницы присутствовал Г. Масперо, оставивший красочное описание картины, представшей перед участниками экспедиции в электрическом свете.

В комнате без росписей и размеров разбросаны части балдахина или заупокойной сети, саркофаг открыт с одного бока, виден антропоидный золотой гроб. Вокруг множество предметов заупокойного культа, особенно привлекает внимание 4 алебастровых канопа с крышками в виде женской головки. Мумия принадлежала человеку небольшого роста, золотая маска сорвана так, что уцелел только лоб, голову украшал "нубийский парик". В том, что погребение фараоновское - сомнений не было, об этом ярко говорят знаки царского достоинства: змея- аспид, накладная борода, имена обведены двойным картушем, в надписях титул "властитель добрый" и др. Мумия оказалась в очень плохом состоянии и при первом прикосновении рассыпалась, от нее остались только кости. Кто же был похоронен в золотом гробу? Вначале все были уверены в том, что наконец-то найдена мумия Эхнатона. Это мнение разделяли такие известные исследователи как Г. Картер и выдающийся русский eгиптолог Б.А. Тураев. Вот что он писал в своей истории Древнего Востока: "Дэвис нашел в 1907 г. мумию Эхнатона, перенесенную его преемником в Фивы, и помещенную в гробницу Тии. Медицинское исследование доказало, что царь-богослов был эпилептиком, страдал галлюцинациями и умер от удара". Однако в настоящее время это мнение не разделяют многие ученые, и во второй главе мы познакомим читателей с точкой зрения крупнейшего советского египтолога Ю.Я. Перепелкина.

После нашумевшей находки "тайника Эхнатона" ученые и кладоискатели все более склонялись к выводу, что в Долине царей обнаружено уже все, что было возможно. В предисловии к последнему тому отчета о раскопках Т.Дэвис писал: "Я опасаюсь, что Долина Царей теперь исчерпана". С ним согласился и такой непререкаемый авторитет как Г. Масперо. Но были люди, которые верили, что здесь их ждут новые великие открытия. И кто же они, эти оптимисты, оказавшиеся в конечном счете победителями? Прежде всего это Г. Картер и лорд Карнарвон.

Говард Картер родился в 1874 году в графстве Норфолк и был младшим сыном известного художника - Н. Картера. В 17 лет Говард принял участие в качестве рисовальщика в очередной экспедиции патриарха египетской археологии Ф. Петри, у которого молодой Картер прошел отличную школу и "заболел" Египтом, в 1900 г. он становится генеральным инспектором службы древностей в Южном Египте. Здесь он принимал участие и контролировал раскопки Т. Дэвиса. В 1905 г. из-за служебного конфликта Картер был вынужден выйти в отставку, но в 1906 г. судьба свела оказавшегося не у дел археолога с лордом Карнарвоном. В характере Г. Картера бросаются в глаза следующие черты: человек с практическим складом ума, он сохранил увлеченность и романтические порывы первых пионеров археологии; энтузиазм сочетался у него с максимальной научной точностью. К тому же в 1916 г. в стычке с грабителями он продемонстрировал редкостную храбрость.

Совсем другие пути привели в Долину Царей Джорджа Эдварда Стенхопа Малине Герберта лорда Карнарвона, пятого носителя этого титула, наследника огромного состояния. Истинный джентльмен, спортсмен, путешественник и коллекционер. Страстное увлечение лорда автомобилями закончилось катастрофой в Германии, где машина Карнарвона перевернулась. Последствием аварии явилось поражение дыхательных путей; врачи посоветовали ему сменить климат и уехать в Египет, подальше от туманного Альбиона. Так в 1903 г. лорд оказался на берегах Нила и тоже "заболел" раскопками - в этом он увидел возможность соединить увлечение спортом и коллекционирование. Отсутствие специальных знаний заставило лорда обратиться за помощью к профессору Масперо и тот рекомендовал ему опытного археолога Г. Картера. Так началось сотрудничество двух человек, которых объединяло упорство в достижении цели, терпение и вера в успех. У них сложилось своеобразное разделение труда - на раскопках трудился Картер, а лорд наблюдал и подписывал, правда, не скупясь, чеки.

Картера притягивала Долина царей, которую он хорошо знал, и где он надеялся найти именно гробницу Тутанхамона. Откуда эта уверенность? Дело в том, что к тому времени были обнаружены захоронения всех известных фараонов XVIII династии (ведь Картер считал, что тайник, открытый в 1907 г. хранил мумию Эхнатона), кроме Тутанхамона. К тому же на определенном участке царского некрополя не раз находили предметы с именем этого фараона, тут же находились гробницы близких ему людей.

Однако концессия на раскопки в Долине царей принадлежала Т. Дэвису, и компаньонам пришлось 5 сезонов копать в других частях Фив, впрочем, без особых достижений. Наконец, к лету 1914 года лорд Карнарвон получил официальное разрешение на производство раскопок в Бибан-эль-Молук. Но тут началась 1-я мировая война, Картера призвали на службу, поэтому работали урывками. Только осенью 1917 г. масштаб работ расширился и дал надежду на успех. Искать гробницу решили в центре Долины царей, в треугольнике, образованном гробницами Рамсеса II, Мернептаха и Рамсеса VI. Экспедиции пришлось преодолеть многочисленные затруднения. За шесть сезонов Картер "разворотил" весь треугольник, за исключением небольшого клочка земли, на котором были обнаружены остатки хижин древних строителей гробниц. Надежды на открытие становились все более призрачными, исследователи уже собирались переносить раскопки в совершенно другое место, но после некоторых колебаний все же решили последнюю зиму посвятить Долине Царей и снести лачуги. Вот тогда-то и удалось обнаружить вход в гробницу Тутанхамона - богатейшую, почти не разграбленную царскую усыпальницу древнего Египта, это произошло 3 ноября 1922 г. Об удивительных находках, сделанных в гробнице, любознательный читатель может прочитать в работах самого Г. Картера, К. Керама и советского ученого И.С. Кацнельсона.

Нам бы хотелось только указать на некоторые нюансы, связанные с "открытием века" - как его окрестили падкие на сенсацию представители прессы, многие годы заполнявшие страницы газет "сводками" из тихого городка Луксора.

Сразу после появления первых сообщений о найденной гробнице в газете "Таймс", которой лорд Карнарвон за приличную сумму уступил монопольное право публикаций, в Долину царей началось настоящее паломничество. "Сама мысль о погребенных сокровищах для большинства людей таит в себе нечто привлекательное", - писал Картер. Притягательная сила гробницы, желание посетить ее, превратились в настоящую манию. Только за три месяца 1926 года сюда прибыло 12 300 туристов. Картер, далеко не дипломат, порой весьма резко и категорично отказывал посетителям, чем возбуждал обиды и жалобы, умножая число недоброжелателей. Непримиримость Картера привела к тому, что его отстранили от дальнейших работ, гробницу закрыли и выставили охрану. Разыгрался скандальный судебный процесс, и лишь с большим трудом удалось добиться соглашения и возобновить работу. Таким образом огромный интерес создал склочную обстановку вокруг Картера и гробницы, что, в свою очередь, затрудняло исследование, а ошибки и преувеличения в газетных статьях породили самые нелепые слухи и сплетни.

В небольшой усыпальнице юного фараона, действительно были собраны большие ценности. Только третий гроб из чистого листового золота толщиной от 2,5 до 3,5 мм весит 110,4 кг, портретная маска Тутанхамона - одно из величайших творений художников-ювелиров, тоже выкована из чистого золота и весит 9 кг. Разыгравшаяся фантазия превратила эти богатства в груды золота и драгоценных камней, к слухам о неисчислимых сокровищах добавился страх перед "местью фараона".

"История открытия гробницы Тутанхамона вначале напоминает сказку о волшебной лампе Алладина, а заканчивается как греческая легенда о Немезиде," - писала сестра Карнарвона. Она имела в виду миф о проклятии фараона. "Смерть близкими шагами настигнет того, кто нарушит покой фараона", - так звучит перевод надписи, якобы найденной в гробнице Тутанхамона. Миф о "проклятии" возник вероятнее всего после смерти лорда Карнарвона 23 апреля 1923 г., после укуса москита, который вызвал осложнение, сопровождавшееся воспалением легких. Это и послужило основанием для легенды, которую пресса раздувала до начала тридцатых годов. Тотчас после смерти лорда раздались голоса о "возмездии богохульнику".

Кстати, лорд оказался не таким уж безупречным джентльменом. Недавно обнаружилось, что в родовом имении Карнарвонов хранились некоторые вещи из гробницы Тутанхамона - страсть коллекционера возобладала над этикой и требованием закона.

Возникновению легенды, вольно или невольно, способствовал сам Г. Картер. В его книге явно чувствуется налет мистицизма; он часто рассуждает об эмоциональных связях между людьми далекого прошлого и современными: "и вновь овладело нами ощущение таинственности, благоговения перед давно минувшими, но все еще могущественными тайными силами, витающими над гробницей".

Вскоре после смерти лорда Карнарвона появились и новые "жертвы фараона". "Страх объял Англию" - писала одна газета, после того, как скончался Арчибальд Дуглас Рейд, который хотел сделать рентгеновский снимок мумии. Затем от неизвестного вида лихорадки умирает египтолог Л. Вейгалл, за ним последовал А.К Мейс, помогавший Картеру вскрывать погребальную камеру. Покончил с собой в состоянии душевной депрессии сводный брат лорда Карнарвона Обрей Герберт. В 1929 г. от укуса какого-то насекомого умирает леди Карнарвон - Эвелина Херберт, дочь лорда, его верная помощница в Египте.

К 1930 г. из числа непосредственных участников раскопок в живых остался только Г. Картер. В общей сложности газетчики причислили к "жертвам проклятия" около двадцати человек, каким-либо образом имевшим отношение к раскопкам гробницы. Эта цепь смертей сравнима разве что с перечнем лиц из списка новоорлеанского прокурора Гаррисона, занимавшегося расследованием обстоятельств гибели президента Дж. Кеннеди. Наконец, чтобы успокоить публику и прекратить эту газетную вакханалию, в дело вмешались археологи и прежде всего сам Картер. Он писал, что подходил к своей работе в гробнице с благоговейным трепетом, но без того ужаса и содроганий, которых жаждет падкая на сенсацию толпа. Он говорил о "смехотворных россказнях", называл гробницу "самым безопасным местом на свете", где царила полнейшая стерильность. Горько звучат его заключительные слова: "мы, очевидно, вовсе не так далеко продвинулись по дороге морального прогресса, как это представляется многим людям".

Немецкий профессор Георг Штейндорф привел решающий аргумент: "Проклятия фараона вообще не существует; оно никогда не было высказано, его не содержит ни одна надпись". Причиной легенды, прежде всего, была прямая фальсификация. Этот миф мало чем отличается от так называемой "цифровой мистики" вокруг Большой пирамиды или шума вокруг современных астрологов и "колдунов" обоего пола. По своей природе это такой же феномен массовой психологии, что и "Проклятие алмаза Хоупс" или "Проклятие тамплиеров" из серии "Проклятые короли" Дрюона.

Сам же Говард Картер, главный "виновник осквернения могилы" на 17 лет пережил свое открытие и умер в 1939 г. в возрасте 65 лет. Чем же обогатила науку гробница Тутанхамона? К скромным познаниям истории Египта амарнского периода мало что прибавилось - в гробнице не обнаружено ни документов, ни новых текстов. Хотя следует указать, что находки позволили внести уточнение в хронологию и в генеалогию царской семьи. Зато историкам религии и искусства усыпальница дала очень много: она сохранила непревзойденные образцы искусства древних египтян.

Глава II ТАЙНА "ПРЕСТУПНИКА ИЗ АХЕТАТОНА"

В первой главе мы с вами проследили как накапливались знания по истории и культуре Древнего Египта, как происходила дешифровка иероглифической письменности и совершались археологические открытия. Постепенно прояснялись темные пятна в далеком прошлом и на сцену выходили действующие лица, неупомянутые в списке Манефона.

А сейчас мы попробуем перенестись на берега Нила и совершим путешествие в прошлое, отстоящее от нас на три с половиной тысячелетия.
Образование мировой египетской державы.

Многотысячелетняя история Египта знала взлеты и падения; эпохи сильного централизованного государства и расцвета экономики и культуры чередовались с периодами упадка и раздробленности. Около 130 лет в стране господствовали гиксосы - в основном семитские по своему составу племена, создавшие сильное государство в Сирии и Палестине и распространившие свою власть на Дельту и значительную часть Нила. Борьбу против завоевателей возглавил один из номов Верхнего Египта - Фивы. Под руководством Яхмоса "властители страны" (так называли себя гиксосы) были изгнаны из Египта. Так началось около 1580 г. до н.э. правление XVIII династии и пятисотлетний период Нового царства. Первые фараоны этой династии Яхмос I, Аменхотеп I, Тутмос I, заложили основы огромной державы, включавшей в себя нильскую Эфиопию и значительную часть территории Восточного Средиземноморья. Затем на престоле недолгое время находился Тутмос II. Своим наследником он оставил сына от наложницы - будущего Тутмоса III. Право на престол в Египте давала женитьба наследника на дочери фараона от главной жены и это условие было соблюдено. Но честолюбивая вдова Тутмоса II Хатшепсут - круглолицая женщина с удлиненными глазами и слегка орлиным носом - смело забрала в свои руки всю полноту власти, опираясь на местную знать и жрецов главного бога Фив Амона. Вплоть до двадцатого года своего официального царствования Тутмос III был фактически лишен права вмешиваться в дела государства. Поэтому после смерти тещи, он постарался уничтожить всякую память о ненавистной сопернице. Для этого разрушались ее постройки, сносились обелиски и, самая страшная месть для египтян, уничтожалось ее имя. Укрепив армию, Тутмос III, немедленно двинул войска в Азию.

22 года продолжались походы великого завоевателя и границы Египта раздвинулись от Евфрата на северо-востоке до четвертых порогов Нила на юге.

Следующий царь Аменхотеп II был едва ли не самым крутым и опасным из всех египетских фараонов. Среднего роста, он обладал чудовищной силой и выносливостью и похвалялся в своих надписях единоличными подвигами и огромным числом пленных. После короткого правления Тутмоса IV, к власти пришел его сын Аменхотеп III, при котором величие огромной державы достигло апогея.

Новый фараон не стремился к завоеваниям, главной его целью было сплочение страны и упрочение собственной власти. По всему Египту, но особенно в Фивах, развернулось гигантское строительство - до сих пор в Карнаке стоят двадцатиметровые скульптуры Аменхотепа III, так называемые "Колоссы Мемнона", олицетворявшие божественную власть могущественного царя. Двор фараона был сказочно великолепен. Блестели золото, драгоценные камни, слоновая кость, лоснилось черное дерево, колебались страусовые перья, шуршало тонкое полотно.

Страна располагала внушительным экономическим потенциалом, на основе которого повелители Египта могли содержать огромную армию и роскошный двор, вести грандиозное строительство. Перестройка общества завершилась вступлением в бронзовый век, производительные силы получили мощный толчок в своем развитии. В ремесле и в сельском хозяйстве широко применялись новые орудия и новая технология: ножные меха в кузницах, вертикальный ткацкий станок, подвесная прялка, усовершенствованный плуг, колесные повозки и сани. Расширяется система ирригации, появляется большое количество крупного рогатого скота и тонкорунных овец . Огромные богатства стекаются в Египет из завоеванных стран: из Ливана поступал строительный лес, из Эфиопии - черное дерево и слоновая кость. Невиданного дотоле размаха достигает рабовладение. Фивы становятся блестящей столицей "мировой" державы, а бог Амон - ее покровителем, затмившим всех остальных богов Египта. Он присоединил к своему имени имя главного солнечного божества древнего Гелиополя и теперь почитался как Амон-Ра. В глазах народа он был исцелителем больных, заступником бедняков, покровителем воинов. Обитал Амон в исполинских храмах, где в недоступных простым смертным покоях в таинственном мраке возвышался его идол.

Казалось бы, ничто не предвещает потрясений и власть фараона беспредельна и вечна. Но в недрах египетского общества незаметно копились противоречия, нарастала социальная напряженность. Острее всего это проявилось в различии интересов отдельных слоев и группировок господствующего класса. Идет борьба внутри правящей верхушки, разбогатевшей в результате успешных войн XVI-XV вв. до н. э. Значительная часть награбленного оседала в храмах, благодаря щедрым царским дарам, быстро росли огромные храмовые хозяйства. Жречество не только богатело, но и непрерывно усиливало свое политическое и идеологическое влияние. Амон был объявлен покровителем фараонов и подателем всех их побед. Из этой концепции вытекала идея зависимости царской власти от воли Амона, фиванское жречество получило возможность влиять на передачу власти по наследству от одного фараона к другому через оракул Амона, т.е. указание бога (фактически верховного жреца) на кандидатуру будущего наследника. Усиление политического влияния фиванских первосвященников вызывало недовольство наследственной служилой знати и наталкивалось на противодействие фараонов, проводивших политику централизации власти. К тому же цари XVIII династии стремились превратить храмовые хозяйства в придаток государственного хозяйства и черпать из них зерно, скот, рекрутов для армии. Все это не могло не вызвать конфликта между служилой и военной знатью, возглавляемой фараонами, с одной стороны, и высшим жречеством Амона, поддерживаемым родовитой столичной и номовой аристократией, с другой.

В это время в социальной структуре произошли значительные изменения. Появилась прослойка людей незнатного происхождения, называвших себя "немху" - "сироты", которые получали от администрации небольшое имущество, в том числе и рабов. Выходцы из "немху" занимают низшие и средние посты в государственном аппарате, а наиболее одаренные и замеченные повелителем взлетают на вершину пирамиды власти и занимают высшие посты в столице. Именно эти люди стали прочной социальной опорой фараонов, в то время, как наследственная знать с презрением и подозрением смотрела на "выскочек".

Основная масса египетского населения несла тяготы многочисленных войн. Пока завоевания были удачными и в Египет текли богатства из далеких стран, положение основных производителей было довольно прочным. Но как только ослабевала военная мощь державы, их благосостояние ухудшалось, налоги и поборы увеличивались, эксплуатация росла. Это грозило грядущими потрясениями, прежде всего из-за усиливающейся конфронтации внутри общества. Противоречия, малозаметные на фоне блеска и могущества государства, в период нестабильности проявились в стихийных выступлениях низов и острых схватках при дворе фараона.

При XVIII династии произошла существенная перестройка государственного аппарата; многочисленное чиновничество было разделено по ступеням иерархической лестницы от визиря до деревенского старосты. Важной задачей стала организация управления на обширных завоеванных территориях в Нубии и Азии. Здесь была создана постоянная египетская администрация во главе с "царским сыном Куша" на юге и наместником "северных стран" в Сирии и Палестине. Правда, влияние фараоновских чиновников во внеегипетских владениях нигде не было сильным - как только ослабевала военная мощь Египта, местные правители сразу же выходили из-под контроля и начинали проводить независимую политику.

Мощный государственный аппарат обеспечивал фараону управление огромной державой и сложной жизнью египетского общества. Но уже в правление Аменхотепа III происходили какие-то столкновения. Смутные отголоски этих событий имеются в надписи Эхнатона на пограничной плите в Телль-Амарне, где говорится, что не только он сам, но и отец его, и даже дед - Тутмос IV, слышали в своей жизни что-то "очень дурное". Кто же это осмелился противоречить воле могущественных фараонов? Кто мог поставить под сомнение всесокрушающую власть живых богов? Ясно, что только сплоченная группа могла доставить крупные неприятности царям Египта. Скорее всего это высшее жречество, которое желало направлять действия фараонов по своему усмотрению. Но грозные повелители не хотели и не могли уступать.

На втором году своего правления Аменхотеп III женился вопреки недовольству жречества и старой аристократии на Тие, некрасивой, но умной девушке, дочери жреца, заведовавшего скотом в одном из провинциальных храмов.

@темы: Аменхотеп IV, Египет, Эхнатон, история

URL
Комментарии
2011-10-02 в 19:34 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:39 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:40 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:41 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:43 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:43 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:45 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение

читать дальше

URL
2011-10-02 в 19:45 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
окончание

читать дальше

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Материалы по истории

главная