23:08 

Куда ни плюнешь, в Тифонтая попадаешь

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
2008-08-26
Куда ни плюнешь, в Тифонтая попадаешь


В 2008 г. исполняется 135 лет с тех пор, как в российское подданство перешел китайский предприниматель Цзи Фэнтай (Тифонтай), в конце XIX – начале XX вв. являвшийся самым богатым китайцем не только Владивостока, но и всего Дальнего Востока России, и вставший в один ряд с такими предпринимателями, как Кунст, Альберс и Чурин.


Семья Тифонтая (жена, сын и дочь)


Николай Иванович Тифонтай

Внешность китайская — сердце русское

Цзи Фэнтай в качестве переводчика приехал в Россию в 1873 г. с первой партией завербованных царским правительством в Шаньдуне китайских рабочих, строящих порты и города Дальнего Востока. Вскоре он устроился переводчиком в администрацию Приморской области и Хабаровска, где стал советником, оказывавшим русским немало услуг. Но, пожалуй, самым важным можно считать его участие в пограничных переговорах в 1886 г. Историки Китая до сих пор не любят Цзи: участвуя в переговорах, он, будучи китайцем, отстаивал интересы России. Цзи так запудрил мозги своим соплеменникам, что они поставили пограничный знак не там, где надо — русским отошла значительная территория под Хабаровском, которую китайцы смогли вернуть только в 2005 г. «Русская сторона подкупила изменника родины купца Цзи Фэнтая. Внешность у него китайская, а сердце русское», — впоследствии возмущались китайцы.

В погоне за выгодой

Цзи занимался торговлей, ибо по старинным китайским канонам «лучше добиться выгоды, чем славы». Начал он с открытия лавок и скупки пушнины. Уже в марте 1889 г. полковник Уссурийского казачьего батальона сообщал, что в 25-верстной береговой полосе «вся торговля оседлых и пришлых сосредоточена в руках одного китайца — Тифонтая, имеющего оседлость в Хабаровке».

В марте 1891 г. будущий император Николай II, находясь во Владивостоке, во время прогулки зашел в мастерскую Цзи Фэнтая и обнаружил, что китаец очень хорошо говорит по-русски. Цесаревич попросил Цзи помочь ему купить пушнину. Китаец тут же проводил цесаревича к своему другу, который занимался продажей мехов. Цесаревич увидел, что товар был действительно высокого качества, а цена — справедливой. Но Николай не захватил денег. Тогда Цзи Фэнтай сказал: «Ничего, вы забирайте товар, я дам вам деньги в долг». Цесаревич однако распорядился, чтобы товар принесли ему на следующий день. Назавтра Тифонтай, взяв пушнину, отправился по назначенному адресу и только тогда узнал, что имел дело с наследником российского престола.

Цесаревич сказал Цзи Фэнтаю: «Сегодня ты стал моим другом, а как насчет того, если я дам тебе должность?». Однако китаец отказался. Тогда цесаревич присвоил Цзи Фэнтаю высший купеческий титул, и уже в 1986 г. Цзи представлял российское пушное дело на всемирной Нижегородской ярмарке, выставляясь со всемирно известными фирмами Мамонтова, Морозова, Нобеля.

Цзи занялся строительством домов и заводов — мукомольного, пивоваренного, кирпичного, лесопильного, макаронного. Цзи стал постоянно бывать во Владивостоке, Никольске-Уссурийском, Харбине, Порт-Артуре, Дальнем (ныне Далянь), в Японии. Вскоре его деятельность охватывала уже весь Дальний Восток России и Северо-Восток Китая. «Кому половина Артура принадлежит? — рассуждал персонаж романа «Порт-Артур». — Там, куда ни плюнешь, все в Тифонтая попадешь: бани, мельница, винокуренный завод, не говоря уже о всех кабаках и опиокурильнях. В Дальнем ему принадлежит до полусотни каменных домов, электрическая станция, добрая половина складов и все публичные дома. Это ли не богатство!».

Всецело с Российской империей

В июле 1885 г. Цзи решил стать подданным Российской империи, о чем подал соответствующее прошение. Однако в просьбе было отказано, так как он не принял православия. Вторичное прошение Тифонтай подал в 1891 г.: «Я выехал из пределов Китая еще молодым человеком и, не имея там никого из близких и родных, совершенно отвык от жизни и обычаев своей прежней родины. Напротив, мое имущественное положение и мои занятия связывают меня всецело с Российской империей, ставшей мне второй родиной, и оставлять которую по доброй воле я никогда не желал бы. При таких обстоятельствах оставаться подданным Китайской империи, ставшей мне совершенно чужой, нет ни цели, ни желания». Ему опять было велено креститься и обрезать косу. В те времена в Китае это расценивалось как преступление и могло привести к казни. «С отрезанием косы и окончанием торговых дел с китайскими подданными я понесу большие убытки», — ответил купец. Цзи Фэнтай дал присягу и получил свидетельство подданного Российской империи только в 1893 г., получив свое русское имя — Николай Иванович Тифонтай.

Тифонтай стал щедрым жертвователем на общественные и благотворительные дела, за что получил три медали, в том числе одну — за заслуги по ведомству православного вероисповедания. Он являлся солидным спонсором строительства храма во Владивостоке в Покровском парке, организации Восточного института (ныне ДВГТУ).

Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Тифонтай занимался снабжением войска. Вот как описывает свою встречу с Тифонтаем русский офицер: «Я хорошо помню жаркий маньчжурский день. Я ехал на боевые позиции... Навстречу мне толпа наших, а в ней толстый, в голубом шелку, благополучный китаец. Наши были солдаты, и меня удивило его отношение к ним. Как потом оказалось, каждый русский солдат шел к нему, как к испытанному другу. Спрашиваю, «кто это»? — Русский китаез. — Не понимаю. — Наш. Он тут все время при войсках состоит... Чуть что — все к нему. Изо всякой беды живой рукой вызволит. Хор-роший человек! Он, действительно, работал все время на нас».

Китаец проявил себя проворным и надежным снабженцем. Японским командованием даже было назначено вознаграждение за его поимку или ликвидацию. Японский генерал Оку сказал: «Захватить Тифонтая — все равно, что выиграть сражение». В то время Тифонтай ни разу не спал две ночи подряд в одном и том же месте.

Для поддержки русских войск Тифонтай решил создать отряд из китайских добровольцев, для чего обратился к русскому командованию: «Жалованье людям, содержание полное их, а также лошадей я, Тифонтай, даю пока из своих личных средств в продолжение трех месяцев. Впоследствии, если окажется, что отряд был полезен и вполне оправдает назначение, и если Его превосходительство Главнокомандующий Маньчжурскими армиями найдет возможным, пусть правительство возвратит мне затраченные на отряд средства. Если же отряд не оправдает себя, то будет расформирован тотчас, как того пожелаете, а все расходы по нему я тогда принимаю на себя».

Разведывательно-партизанский отряд «Пинтуй» в составе 500 человек был создан. Командиром отряда стал китайский полковник Чжан Чжэнюань. Отряд был успешным, но Россия войну проиграла, и никто возмещением расходов Тифонтаю не озаботился. Вместе с тем в ходе войны фирма китайца понесла огромные материальные и имущественные потери. Почти все услуги Тифонтай предоставлял российской стороне в долг, надеясь получить «потом». «Время было лихорадочное, — вынь, да положь, а сколько тебе за это, — потом скажи, — писал современник Тифонтая. — Мы уплачивали баснословные убытки другим и нисколько не стеснялись гонять прочь влюбленного в Россию Тифонтая. Ему некогда было оформлять свои «претензии». В горячую пору приходилось работать наспех, где уж тут было думать об оправдательных документах. Он думал вернуть хотя бы то, на что у него в руках были документы. И того бы ему с верхом хватило».

Будущее Азии за союзом Китая и России

Истратив все свое состояние в ходе войны, после нее Тифонтай пытался возместить свои убытки. Вчерашний миллионер нуждался во всем и нигде не находил себе поддержки. В то время империя Тифонтая присутствовала практически во всех сферах экономической жизни Дальнего Востока, и ее сбой не мог не привести к последствиям. К 1907 г. обострились отношения с многочисленными кредиторами и подрядчиками. Для решения проблемы в Хабаровске была создана «Администрация по делам торгового дома Тифонтай и Ко», которая обратилась в правительство за содействием. В 1908 г. Тифонтаю было выделено «заимообразное воспособление от казны» в размере 500 тыс. руб., но этой суммой покрыть миллионные убытки было нельзя. Тифонтай писал в различные инстанции, а затем сам поехал в Петербург. Неприятности китаец переживал тяжело, в конце концов заболел и умер в мае 1910 г. Свое тело он завещал увезти в Китай — и был похоронен в Харбине.

Одна из праправнучек Тифонтая сегодня живет в Москве. Первый сын Тифонтая воспитывался в Петербурге. Перед смертью отец сказал: «Пускай он останется в России. Дети с Китаем должны быть не только соседями и друзьями. Чем больше наших будет у вас, а ваших — у нас, тем для обоих великих народов выгоднее и лучше. Будущее Азии принадлежит союзу Китая с Россией: вдвоем им ничего не страшно».

В 2005 г. в Хабаровске объявили конкурс на застройку «Столица ДВФО в новом тысячелетии». Победила творческая группа архитектора Веры Лучковой. В ее проекте нашлось место и памяти о Николае Ивановиче Тифонтае. В проекте предполагается «дать району, где сохранился старый кирпичный заводик, название «квартал Тифонтай» по имени открывшего его китайского заводчика. Он выпускал кирпич, из которого и строился Хабаровск». «Мы, конечно, опасаемся иностранных слов, — сказала Вера Лучкова. — Но это же наша история»!

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

___________

О ранних годах жизни Тифонтая известно мало. Согласно китайским источникам, Цзи Фэнтай являлся выходцем из уезда Хуансянь провинции Шаньдун. В 1873 году в качестве переводчика он приехал в Россию с первой партией завербованных правительством Российской империи в Шаньдуне китайских рабочих, которых привлекли к строительству портов и городов Дальнего Востока. Через некоторое время он стал работать переводчиком в администрации Приморской области и Хабаровска. В 1886 году он участвовал в русско-китайских переговорах об уточнении границы, в которых отстаивал интересы России. За эту его деятельность он до сих пор нелюбим китайскими историками. Во время переговоров Цзи Фэнтай обманул своих соплеменников, что привело к тому, что они поставили пограничный столб не в том месте, в результате чего к России отошла значительная территория под Хабаровском (Китай смог вернуть её лишь в 2005 году).

"Русская сторона подкупила изменника родины купца Цзи Фэнтая. Внешность у него китайская, а сердце русское…"

В 1882 году Тифонтай участвовал в расследовании убийства Евгения и Иосифа Куперов, сыновей местного купца, компаньона этого купца Чжун Си-Цзина и приказчика Ма в бухте Пластун. Тифонтай сумел оградить от преследований со стороны полиции четверых невиновных китайцев. Впоследствии было установлено, что убийство совершили семеро нанятых купцом Купером китайцев из соседних фанз.

Сведения о торговой деятельности Тифонтая разнятся. По одним сведениям, в Россию он прибыл будучи уже купцом, по другим — накопил деньги в России и открыл торговую лавку и мастерскую. Став впоследствии достаточно крупным предпринимателем, Тифонтай старался помогать своим соотечественникам, например, ещё в середине 1880-х годов немало китайцев торговало на Дальнем Востоке по полученным от него доверенностям. 21 марта 1889 года в рапорте № 777 о китайской общине, занимавшейся хлебопашеством и добычей пушнины, полковник Глен отмечал:

"Вся торговля оседлых и пришлых сосредоточена в руках одного китайца Тифонтая, имеющего оседлость в Хабаровке. Определить заработки пришельцев отдельно от оседлых невозможно даже приблизительно, вся сумма торговых оборотов простирается до 40 тысяч."

С середины 1880-х годов Тифонтай пытался стать подданным России. В июле 1885 году на имя военного губернатора Приморской области генерал-майора Баранова поступило прошение о принятии в русское подданство, которое было отклонено, поскольку Тифонтай не перешёл в православие. В марте 1891 года во Владивосток приехал наследник престола Николай Александрович (будущий Николай II). Во время прогулки он случайно зашёл в мастерскую к Цзи Фэнтаю и познакомился с ним. Николай попросил его помочь в выборе пушнины. Когда Тифонтай исполнил его просьбу, не зная, кто такой Николай, тот предложил ему чиновничью должность, на что купец ответил отказом. Тогда Николай присвоил ему высший купеческий титул.

20 июля 1891 года Тифонтай написал второе прошение о принятии его в русское подданство.

"Я выехал из пределов Китая еще молодым человеком и, не имея там никого из близких и родных, совершенно отвык от жизни и обычаев своей прежней родины, и у меня решительно нет никаких связывающих обстоятельств с нею. Напротив, мое имущественное положение и мои занятия связывают меня всецело с Российской империей, ставшей мне второй родиной и оставлять которую по доброй воле я никогда не желал бы. При таких обстоятельствах оставаться подданным Китайской империи, ставшей мне совершенно чужой, нет ни цели, ни желания. Напротив, я буду считать для себя за большое счастье и честь быть гражданином Русского государства."

Прошение было удовлетворено. Тифонтаю было предложено креститься и обрезать косу, что по законам Китайской империи было тягчайшим преступлением. 7 октября 1891 года он обратился к генерал-губернатору барону Корфу с прошением, в котором просил разрешения не обрезать ему косу, однако получил отказ. Завершив все дела с китайцами, Тифонтай 18 декабря 1893 года был приведён в русское подданство. В феврале 1895 года Тифонтай стал купцом 1-й гильдии. Будучи предприимчивым купцом, он много сделал для установления торговых связей Российской империи с Маньчжурией. В 1895 г., совместно с хабаровским купцом Богдановым, он снарядил русский пароход «Телеграф», отправившийся в коммерческий рейс по реке Сунгари. Также Тифонтай был известен как щедрый жертвователь на благотворительные и общественные нужды. К концу XIX века у него было три медали, в том числе одна за заслуги перед ведомством православного вероисповедания. При этом сам Тифонтай остался буддистом, носил китайское платье, но своих детей крестил по православному обряду и отправил учиться в Европейскую Россию.

На 1891 год имущество Тифонтая согласно его прошению оценивалось в 20 тысяч рублей, но официльно стоимость всех принадлежавших ему земельных участков в Хабаровске вместе с постройками составляла не менее 50 тысяч. Товарооборот фирмы купца составлял от 100 до 153 тысяч рублей.

Разносторонняя деловая активность Тифонтая нередко вызывала обеспокоенность русской дальневосточной общественности, видевшей в расширении его бизнеса свидетельство китаизации российского Дальнего Востока. Так, в 1897 г. корреспондент газеты «Владивосток» писал о своих впечатлениях от поездки на пароходе «Граф Путятин» по р.Уссури: …На всех пароходах [Амурского] товарищества кухню и буфет держат китайцы, по слухам — подставные лица всемогущего хабаровского Тифонтая, который занимает почетное место везде у добродушных россиян, и от него вполне зависят жители Хабаровска, так как он один доставляет из Китая хлеб для продовольствия".

В 1901 году, после подавления Боксёрского восстания российские войска награбили во дворцах Пекина большое количество ценностей. Часть из них Тифонтай выкупил на свои личные деньги, после чего отправил их своей жене Ян, которая жила у родителей в городе Чифу. Возможно, что он планировал вернуть их Китаю.

Во время русско-японской войны 1904—1905 годов Тифонтай занимался снабжением русских войск. За его счёт был снаряжён целый отряд, были закуплены лошади и амуниция. Генерал японской императорской армии Оку сказал однажды: «Захватить Тифонтая — все равно, что выиграть сражение». Японское командование назначило вознаграждение за поимку купца, после чего тот переселился севернее и продолжил деятельность. Когда японцы увеличили вознаграждение, на Тифонтая было совершено несколько попыток покушений. В те годы Тифонтай, по свидетельству современников, никогда не спал две ночи подряд в одном и том же месте. Один русский офицер так описывал свою встречу с Тифонтаем:

"Я хорошо помню жаркий маньчжурский день. Я ехал на боевые позиции… Навстречу мне толпа наших, а в ней толстый, в голубом шелку, благополучный китаец. Наши — были солдаты, и меня удивило его отношение к ним. Как потом оказалось, каждый русский солдат шел к нему как к испытанному другу. Спрашиваю, кто это? — Так что — русский китаёз. — Не понимаю. — Наш. Он тут все время при войсках состоит… Чуть что — все к нему. Изо всякой беды живой рукой вызволит. Хороший человек! Это именно и был Тифонтай. Он, действительно, работал все время на нас…"

После окончания войны выяснилось, что фирма Тифонтая понесла катастрофические материальные и имущественные потери. После войны он пытался возместить свои убытки, первоначально отправляя прошения в различные инстанции, а затем лично поехав в Санкт-Петербург. Офицер российской армии Немирович-Данченко писал:

"Мы уплачивали баснословные убытки другим и нисколько не стеснялись гонять прочь влюбленного в Россию Тифонтая… Ему некогда было оформлять свои «претензии». В горячую пору приходилось работать наспех — где уж тут было думать об «оправдательных документах». Он, впрочем, на это и не рассчитывал. Мечтал вернуть хотя бы то, на что у него в руках были документы. И того бы ему с верхом хватило. Время было лихорадочное, — вынь, да положь, а сколько тебе за это, — потом скажи…"

В 1907 году у Тифонтая начались проблемы с кредиторами и подрядчиками, с которыми он сотрудничал во время войны. По их инициативе в Хабаровске была создана «Администрация по делам торгового дома Тифонтай и Ко.», которая обратилась к правительству за содействием в возвращении своих денег. 12 августа 1908 года Тифонтаю было выдано «заимообразное воспособление от казны» в размере 500 тысяч рублей, но всех убытков оно не покрыло.

В 1906 году Тифонтай был награжден орденом Станислава третьей степени, а в 1907 году — орденом Станислава второй степени. В мае 1910 года он скончался в Санкт-Петербурге. Похоронен в Харбине согласно завещанию.


@темы: Китай, Россия, история, купцы

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Материалы по истории

главная