Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Первое вторжение в Афган...

74 года назад 15 апреля 1929 года советские войска, правда, одетые в афганскую форму пересекли афганскую границу. Произошло это практически в том же самом месте, что и полвека спустя — в районе таджикского Термеза. Группировка из двух тысяч «афганских» всадников имела при себе 4 горных орудия, 12 станковых и столько же ручных пулеметов. Во главе войск стоял Виталий Маркович Примаков (советский военный атташе в Афганистане с 1927 года). Хотя все его называли «Турецким офицером Рагиб-беем». Штаб возглавлял афганский офицер Гулам Хайдар.

Предистория вторжения такова. За месяц до событий посол Афганистана в СССР генерал Гулам Наби-хан Чархи и министр иностранных дел Гулам Сидик-хан в секретной обстановке встретились с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) И. Сталиным. Афганские «товарищи» просили у СССР военной помощи для Амануллы-хана, свергнутого мятежниками. Справедливости ради надо отметить, что в соответствии с договором от 1921 года такая возможность была. Поэтому в Ташкенте в экстренном порядке сформировали особый отряд из тщательно отобранных людей.

Первое боестолкновение произошло в день перехода границы. Советский отряд атаковал погранпост Пата Кисар. Из 50 оборонявших его солдат в живых осталось только двое. Чуть позже были разбиты подкрепления, шедшие на помощь с соседнего поста Сиях-Герд. 16 апреля войска Рагиб-бея уже у города Келиф. Для его захвата оказалось достаточным несколько орудийных выстрелов. Необученные иррегулярные формирования афганцев в панике отступили. На следующий день примаковцы без боя заняли город Ханабад. Впереди лежал Мазари-Шариф.

29 апреля начались бои за Мазари-Шариф. Части советского отряда сумели ворваться на окраины, но встретили упорное сопротивление. Только к вечеру, используя преимущество в пулеметах и орудиях, солдаты Примакова овладели городом. В Ташкент и Москву ушло сообщение: «Мазар занят отрядом Витмара» (Виталия Марковича). Однако всем стало понятно — идея мировой революции здесь никого не трогала. Подавляющее большинство населения относилось к чужакам враждебно.

Через день гарнизон соседнего Дейдади попытался отбить Мазари-Шариф. С фанатичным упорством, невзирая на огромные потери от артиллерийско-пулеметного огня, афганцы предпринимали атаку за атакой. Радист советского отряда был вынужден запросить шифрограммой помощи. Высланный на подмогу эскадрон с пулеметами не смог пробиться на соединение, встретив превосходящие афганские силы. Только 26 апреля краснозвездные аэропланы доставили в Мазари 10 пулеметов и 200 снарядов.

Не сумев выбить шурави из города местные части перешли к осаде и, сменив русло арыков, оставили Мазари-Шариф без воды. В примкнувшем к примаковцам афганском батальоне (около 500 человек) началось брожение. Командир отряда радировал в Ташкент: «Окончательное решение лежит в овладении Дейдади и Балхом. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решен получи я 200 газовых гранат к орудиям… Если на помощь рассчитывать нельзя, то я буду играть ва-банк и пойду брать Дейдади».

6 мая советская авиация начала бомбить позиции афганцев под Мазари-Шарифом. Через границу прорвался еще один отряд из 400 красноармейцев. Командовал им Зелим-хан. По некоторым данным под этим именем скрывался Иван Петров, командир 8-й кавалерийской бригады Среднеазиатского военного округа, впоследствии генерал армии, герой Советского Союза. Одновременным ударом вместе с осажденными примаковцами советские войска сумели отбросить афганцев и загнали их в крепость Дейдади.

8 мая после артобстрела гарнизон крепости бежал, оставив 50 орудий, 20 пулеметов, стрелковое оружие и боеприпасы. Ободренный успехом сводный отряд двинулся дальше. Встреченный трехтысячный кавалерийский отряд Ибрагим-бея был разбит. 18-го Примакова вызвали в Москву, куда тот улетел специально присланным самолетом. Командование принял Али Авзаль-хан (Александр Иванович Черепанов, кстати, наш земляк). Согласно приказу он продолжал движение в глубь Афганистана. Но 23 мая шурави пришлось вернуться в Таш-курган, которым овладела дивизия Сеид Хусейна. 25 мая после бомбардировки, красноармейцы ворвались в город. На самих улицах бои шли еще два дня. В итоге афганцы отступили. Но и артиллерия Черепанова осталась без снарядов, почти все пулеметы вышли из строя. Отряд потерял убитыми 10 и ранеными 30 красноармейцев. А тут еще свергнутый Аманулла-хан, прихватив казну, сбежал на запад. Продолжение экспедиции становилось бессмысленным, Сталин приказал отозвать отряд Али Авзаль-хана.

Несмотря на эту агрессию с правительством Афганистана, СССР поддерживал добрососедские отношения до декабря 1979 года, когда 40-я армия границу суверенного государства, где втянулась в гражданскую и межэтническую войну. Но это уже совсем другая история.

Владимир Вержбовский.
«Солдаты Отчизны», № 11 (14), г. Пенза, 15 апреля 2003 г.

@темы: Афганистан, СССР, история