Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
По обе стороны Амударьи… Несколько эпизодов из истории российско-афганских отношений
19 декабря 2009

Когда мы произносим слово «Афганистан», сразу вспоминаются события 1979-1989 годов. Это закономерно: слишком много связано в представлении нашего поколения с этой переломной для страны эпохой. И все же… Ведь не одной войной, длившейся девять лет и три месяца, ограничивается история взаимоотношений наших народов. Были же у нас и другие страницы.

Когда мы говорим о каком-то государстве или народе, сразу представляем себе нынешние его границы. Между тем сказать «афганец» - то же самое, что сказать «россиянин». Афганец – это понятие государственное, а отнюдь не этническое. На территории Афганистана проживают представители примерно 20 этносов – пуштуны, белуджи, таджики… История становления этой страны – сплошная череда междоусобиц, межэтнических столкновений, взаимных уступок и компромиссов, союзов, когда прочных, когда кратковременных…

Эту-то особенность государства и следует учесть, чтобы понять логику событий, происходивших здесь в середине XIX – начале XX веков.

Англия издавна считали Центральную Азию сферой своих интересов. В начале XIX века очередь дошла и до Афганистана. После того, как 21 января 1839 года отряд генерала Кина взял считавшуюся неприступной крепость Газни, Афганистан на три года оказался под британским владычеством. Правда, когда остатки армии генерала Элфинстона, отступавшие из Кабула, 12 января 1842 года на перевале Джугдуллук попытались оказать последнее сопротивление наседающим афганцам, спастись сумел единственный человек – доктор Брайдон. Неудачей закончилась и 2-я англо-афганская война.

Россия также продвигалась в Среднюю Азию. Правда, иными методами. В 1835 – 1839 годах по ряду государств Центральной Азии совершил поездку интереснейший человек, имя которого нынче прочно забыто. Это был российский офицер польского происхождения «десятого Оренбургского линейного батальона прапорщик» Ян Виткевич. О его богатой приключениями жизни и таинственной гибели можно было бы говорить долго. Но нас интересует только фрагмент его биографии. Он, знаток нескольких восточных языков, стал первым российским послом в Афганистане. Миссия его сугубо мирная (хотя, конечно, не исключала разведывательных функций). И тем не менее, куш-беги (премьер-министр) Бухары по наущению англичан старался всячески препятствовать возращению Виткевича в Россию. Факт, конечно, частный, но показательный – значит, даже в Бухаре позиции британцев были настолько сильны, что они могли диктовать свою волю.

Тем не менее, продвижение России в Центральную Азию остановить было невозможно. В результате успешной 2-й Ахалтекинской экспедиции (1880-1881 гг.), успешно проведенной знаменитым генералом Дмитрием Михайловичем Скобелевым, к России был присоединен практически весь Туркестан. Ответный удар последовал со стороны гератского эмира Абдурахмана. Почти пятитысячный афганский отряд, в рядах которого было 100 английских инструкторов, вторгся на территорию Мервского оазиса на юге Туркменистана с целью отторгнуть его от России. Решающее сражение произошло у н.п. Таш-Кепри (Ташке-При) 18 марта 1885 года. Начальник Закаспийской области генерал А. Комаров во главе отряда в 1,8 тыс. человек атаковал интервентов. Потеряв более 1 тыс. человек и всю артиллерию, афганцы отступили за Кушку. К слову, потери русского отряда составили 54 человека. В том же году была установлена окончательная граница между нашей страной и Афганистаном, просуществовавшая, как известно, до 1991 года.

В дальнейшем между Россией и ее самым южным соседом боевых столкновений практически не было. Единственным фактором, который осложнял взаимоотношения между странами, было постоянное стремление англичан дестабилизировать обстановку в регионе. Именно этим всегда различалось поведение западных стран и России в Центральной Азии. В разное время Англия, Германия, США стремились создать здесь взрывоопасную обстановку, чтобы потаскать из огня каштанов, причем, преимущественно, чужими руками, взбаламутить ситуацию, чтобы загрести рыбки пожирнее, опять же не своим неводом. Россия же всегда стремилась к стабилизации обстановки в регионе – кому хочется иметь беспокойного соседа?!. Этот различный подход во многом и определял ситуацию в Афганистане.

Слов нет, идиллической ситуацию на российско-афганской границе назвать было бы неправильно. Руководство Афганистана когда в большей, когда в меньшей степени находилось под влиянием английских советников. Вдоль границы с Россией возводились крепости, российские войска, соответственно, занимались разведкой этих фортификационных сооружений. Разведчиков часто ловили и не церемонились с ними – сажали на кол.

В 1898 году попытку вскрыть план крепости Дейдади, расположенной напротив Термеза в 50 км от границы, предпринял поручик Лавр Корнилов. Тот самый - будущий Верховный Главнокомандующий России, человек, которому еще предстояло в 1917 году арестовывать императрицу Александру Федоровну, обрекая ее тем самым на смерть, человек, со временем ставший у истоков российского Белого движения. Лавр Георгиевич отпросился у своего начальника генерала М. Ионова (выдающийся исследователь Памира и Средней Азии – еще одно несправедливо забытое имя российской истории) на три дня в отпуск. Выбрив по мусульманскому обычаю голову и переодевшись в халат и тельпек, на надутых бурдюках переправился через Аму-Дарью и явился в крепость, выдавая себя за туркмена – благо, языком он владел превосходно. Пока афганцы разбирались, кто он такой, поручик не только снял план крепости, но и составил кроки маршрута движения к ней от границы. И благополучно вернулся в гарнизон – чтобы получить за самовольство жесточайшее взыскание.

Ситуация изменилась в результате русско-японской войны 1904-1905 годов. Сейчас трудно сказать, в какой степени эти события связаны между собой, но только практически одновременно с утратой земель на Дальнем Востоке в русско-английской конвенции по Ирану – Тибету – Афганистану было сказано: «Российское императорское правительство объявляет, что оно признает Афганистан вне сферы русского влияния». И Россия соблюдала свои обязательства вплоть до 1921 года – сама Англия к тому времени в отношение России нарушила все мыслимые обязательства.

Казалось бы, с самоустранением России от противостояния с Англией, в регион должен был бы прийти мир. Но не тут-то было - в дележ афганского пирога решила вмешаться Германия. В условиях сложившихся накануне Первой мировой войны военно-политических блоков Берлин решил вбить клин между Россией и Англией. Этим клином и должен был стать Афганистан. Для осуществления плана Германия решила использовать проанглийски настроенного афганского эмира Хабибуллу. Его решили попросту… перекупить. И параллельно в очередной раз использовать межплеменные противоречия. С этой целью из Стамбула в Кабул была отправлена миссия, которую возглавлял Оскар фон Нидермайер (тот самый немецкий разведчик Нидермайер, контакты с которым впоследствии ставились в вину Тухачевскому, Берзину, Артузову, Бухарину, Радеку, Рыкову и другим «врагам народа»). Караван из 40 мулов и 30 лошадей, следовавший при миссии, вез ценнейший груз: золото везли 6 лошадей, серебро тоже 6, кроме того, оружие и боеприпасы... За караваном охотились – как англичане, так и русские казаки. В результате драгоценный груз бесследно исчез, а Хабибулла «бесплатно» в войну вступать не пожелал.

Параллельно Нидермайер занимался и реализацией другой составляющей плана. Он усиленно раздувал сепаратистские настроения у одного из самых многочисленных народов Афганистана и Пакистана, у пуштунов, многие из которых уже давно бредят идеей создания независимого Пуштунистана… В общем, афганский котел бурлил, подогреваемый одновременно несколькими силами, имена которых – Англия, Германия, национализм, сепаратизм, пан-исламизм…

Посеянные (вернее, лелеемые) Нидермайером семена дали кровавые всходы в конце Второй мировой войны и сразу по ее окончании. В феврале 1944 года на юге Афганистана вспыхнуло восстание Замрак-хана, лозунгом которого стало провозглашение «независимого Пуштунистана». Руководителем этого самопровозглашенного государства в дальнейшем стал некто Мирза Али-хан, больше известный как Факир из Ипи. Поскольку на севере Пакистана также проживают пуштунские племена, их сепаратистские настроения поддерживал и лидер молодого индийского руководства Джавахарлал Неру. Да и в Кабуле нашлись силы, выступившие в поддержку антиправительственного выступления, так как в самом афганском руководстве боролись несколько партий – в первую очередь главы правительства Хашим-хана, двоюродного брата короля Мухаммеда Дауда, военного министра Шах Махмуд-хана… В общем, ситуация запутывалась все больше. В этих условиях Советское руководство предприняло все усилия к тому, чтобы погасить пламя разгорающейся гражданской войны.

Впрочем, это было потом, спустя около полувека после деятельности Нидермайера.

…Период Российской смуты описан достаточно подробно как с «красной», так и с «белой» стороны, как, впрочем, и со стороны националистов и сепаратистов всех мастей. И в то же время о некоторых связанных с нею эпизодах известно не слишком много. Например, о том факте, что 23 декабря 1917 года Англия и Франция заключили в Париже тайный договор о разделе России между собой на сферы влияния. Согласно ему Средняя Азия прочно отходила к Англии. Президент Соединенных Штатах в своих пресловутых «14 пунктах Вильсона», утвержденных 30 октября 1918 года против такого положения вещей не возражал.

Короче говоря, Афганистан оказался в сфере влияния другого государства. А он хотел мира и независимости. Ему нужна была поддержка. И такую поддержку он получил от Советской России. Логика здесь была самая простая – Россия также нуждалась в обеспечении безопасности своих границ. И вот 28 февраля 1921 года был подписан Договор о дружбе между РСФСР и Афганистаном. За этот мир на южной границе Россия заплатила дорого: 21 млн. золотых рублей, 21 самолет, 5 тыс. винтовок, а также оборудование для телеграфной линии Кушка – Герат – Кандагар – Кабул… И все же мир стоил того!

В дальнейшем экономические и культурные связи между нашими странами поддерживались постоянно. Вот лишь три примера такого сотрудничества. В 1965 году в Кабуле был построен и передан афганской стороне домостроительный комбинат. Кто бывал в Кабуле помнит, что там есть целые кварталы, застроенные современными домами – это результат деятельности того самого комбината. Автокомбинат «Джангалак» выпускал бензовозы и автобусы. Комплексная лаборатория по анализу полезных ископаемых занималась изучением природных богатств страны…

Потом началась война. А это уже другая история.


Николай СТАРОДЫМОВ

@темы: Афганистан, Россия, история