21:44 

Япония и становление Маньчжоу-Го

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Представлю на Ваше обозрение черновой вариант материала "слепленного мной" по Маньчжой-Го от начала Мукденского конфликта и до объявления "независимости". Прошу тапками сильно не бить- материал пока в процессе доработки.
Добавлены материалы двух книг для общего ознакомления ( в мой текст еще не добавлены).
_____________________

Пролог к событиям.

25 июля 1927 г. «Меморандум Танаки» – генерала, премьер министра и министра иностранных дел и колоний Японии. Вокруг его подлинности ведется много споров. В материалах Токийского международного военного трибунала для Дальнего Востока (1946–1948) «меморандум» фигурирует как документ, представленный американскими обвини-телями под № 169.

1927 - май 1929 г. Чан Кай Ши, в результате контрреволюционного переворота, при содействии империалистических государств 12 апреля 1927 года стал «признанным» главой Гоминдана, то есть фактически диктатором Китая. В тот же год Чан Кай Ши был приглашен в Японию, к гостившей там Сун Мэй Лин, своей будущей жене, сестре Сун Цзин Лин (жены Сун Ят Сена, известного политического деятеля в постгоминдановском Китае, лауреата Ленинской премии). Три месяца гостившего в Японии Чан Кай Ши обрабатывала японская разведка, в том числе «руками» личного японского советника при Чан Кай Ши - майора Еримити Судзуки. Японцам было хорошо известно, что самыми грозными и опасными врагами его власти являлись коммунисты и Красная Армия Мао Цзе Дуна, а также могущественные генералы-милитаристы, Правители-компрадоры отдельных провинций и регионов, которые в своем большинстве игнорировали власть Чан Кай Ши и «управляли» своими вотчинами, опираясь на силу собственной армии. Япония направила свои войска в провинцию Шаньдун, захватили Циндао и Цзинань. Цель этой вооруженной интервенции состояла в том, чтобы задержать наступление гоминдановских войск на север и направить их силы на разгром революционного движения. Если об угрозе коммунистов и армий Мао Цзе Дуна Чан Кай Ши хорошо знал и уже вел ожесточенную и изнурительную войну против них, то предложение японцев нейтрализовать Чжан Цзо Лина (правитель трех провинций Северного Китая) путем помощи последнему укрепиться, как дик-татору Маньчжурии с одновременным признанием верховной власти Гоминдана (то есть власти Чан Кай Ши) лишь частично могло быть принято главой Гоминдана. Однако упоение Чжан Цзо Лина своей Компрадорской властью и начатое им при этом наступление на Пекин разрушили надежды и Чан Кай Ши, и японцев. Больше того, эти амбиции и продолжавшееся наступление на Пекин позволили Чжан Цзо Лину пренебречь авторитетом и признанием власти Чан Кай Ши, а на требование прекратить наступление на Пекин и найти пути сближения с Чан Кай Ши он достаточно грубо заявил японцам: «Я сам, по своей инициативе и своей воле, предпринял наступление на Пекин и ведя войну против коммунистического засилья. Моя война - это война Японии, и, несмотря на это, вы (японцы) сотрудничаете с Чан Кай Ши, который стал красным, и, несмотря на это, вы советуете мне вернуться в Маньчжурию».
После этих заявлений, когда было дано понять, что Чжан Цзо Лин сомневается в искренности японских посулов и не собирается «сближаться» с Чан Кай Ши, Япония рез-ко изменила политику в отношении Чжан Цзо Лина и решила поставить во главе северо-восточных провинций (Хэйлудзян, Гирин, Ляонин) его сына, Чжан Сюэ Ляна, сделав последнего преемником отца. Это решение японская разведка выполнила весьма успешно. 4 июня 1928 года Чжан Цзо Лин был убит взрывом в вагоне поезда, когда он ехал из района Пекина в Мукден (Шэньян). Японцы мастерски изготовили бомбу с русским клеймом. Кроме того, для еще большего введения в заблуждение расследования обстоятельств и причин взрыва и с целью маскировки, на месте взрыва были убиты три китайских солдата. Исполнение всей этой диверсии было поручено лейтенанту Суэмори Комото (Кавамото).
После устранения одного из главных противников Чан Кай Ши японцы с помощью Чжан Сюэ Ляна надеялись «мирно» разрешить Маньчжурский вопрос и проблему Внут-ренней Монголии. Япония ожидала вступления в Пекин войск Чан Кай Ши, которое свершилось 8 июня 1928 года. Чан Кай Ши был доволен ходом событий в этом регионе, и японцы считали, что теперь их планы будут реализовываться. Тем более что Чан Кай Ши переключился на решение следующей, не менее важной задачи - разгром Красной Армии Мао Цзе Дуна. Внимание Чан Кай Ши к Маньчжурии ослабло, тем более что Чжан Сюэ Лян поздравил Чан Кай Ши с победой (захватом Пекина), а 29 декабря 1928 года над Мукденом (Шэньяном) был поднят флаг Гоминдана. Чтобы не обострять ситуации, с марта по май Япония вывела свои войска из Мукдена (Шэньяна).

10.06. - 22.12. 1929 г. Инспирирование японцами провокации китайских милитаристов КВЖД и на советско-китайской границе. Советские войска дали отпор агрессорам.

конец 1928 - конец 1931 гг. Японцы пытались найти пути и методы установления контроля над Маньчжурией или ее оккупации. Непрерывно проводились «конференции», создавались «группы исследования», активизировалась деятельность разведки в Маньчжурии (возглавляемой полковником Доихарой, работавшим «под крышей» Управления Юго-Восточной Китайской железной дороги и дипломатом Мацуокой, главой финансового отдела в том же Управлении), а также личного японского военного советника при Чан Кай Ши подполковника Еримити Судзуки. Проводились целенаправленные военные учения (и в том числе с 10-й дивизией, которой отводилась особая роль в случае «осложнений» в Маньчжурии), другие многочисленные подобные мероприятия. Все они кончались одними и теми же результатами, примером которых может служить заявление в то время Начальника военной жандармерии в Маньчжурии полковника Хидэки Тодзио: «Главную опасность для Японии представляют коммунисты и их вооруженные силы в Китае, советские военные советники и политические агенты Коминтерна, штаб которого находиться в Москве... Большинство из нас понимает и уверены: Маньчжурия должна быть отторгнута от Китая и находиться под контролем Японии...»
В этот же период гоминдановские войска Чан Кай Ши вынуждены были вести боевые действия не только против генералов-правителей, компрадоров отдельных провинций, но и против оппозиции «левой» части гоминдановцев во главе с Ван Цзин Вэйем, а также с коммунистами Мао Цзе Дуна и его Красной Армией. При этом акцент боев менялся в зависимости от ситуации. В конце 1920-х годов Чан Кай Ши «усмирял» взбунтовавшихся левых гоминдановцев, сторонников Ван Цзин Вэя в регионе Уханя; в начале 1930-х вел «карательные» операции против войск Красной Армии. Три его наиболее ожесточенных похода при этом окончились неудачей, если не поражением. Часто Чан Кай Ши приходилось силой принуждать генералов правителей отдельных провинций повиноваться и полностью подчиниться Главному штабу гоминдановских войск в Нанкине. Это касалось, прежде всего, таких генералов, как Чжан Цзо Лин, Янь Си Шань, Фэн Юй Сянь, Ян Ху Чэн. Иногда все эти три «напасти» ставили Чан Кай Ши буквально в критическое положение, и ему было уже не до Маньчжурии и Японии.
Между тем, к 1931 году Япония твердо решила покончить с «неопределенностью» статуса Маньчжурии. Штабы и разведка Императорской армии подготовили окончательный вариант разрешения поставленной задачи.

лето 1931 г. Ближайшим объектом японской агрессии была намечена Маньчжурия (Северо-восточный Китай), экономические богатства и стратегическое положение, которой привлекали японских милитаристов и сами по себе, и в предвидении будущих агрессивных действий против Китая и СССР. После Маньчжурии в качестве объекта агрессии намечались Жэхэ и Чахар, затем Монгольская Народная Республика и Дальний Восток СССР.
Выступая с планом создания «Великой Японии» - обширной колониальной империи, включающей в себя территории Китая и Дальнего Востока СССР и ряда областей Восточной Азии, японская военщина рассчитывала использовать в своих интересах антисоветские настроения правящих кругов США, Великобритании, Франции и других держав и поэтому представляла свою агрессию только как борьбу против «коммунистической угрозы».
Японская дипломатия развернула в этом отношении большую активность, а японский Генштаб тем временем заканчивал разработку оперативного плана захвата Северо-востока Китая.
Летом 1931 года Япония завершила подготовительные меры к нападению на Китай. Избранный момент казался ей весьма выгодным. Соперники Японии были отвлечены от китайской проблемы мировым экономическим кризисом. В самом Китае происходила гражданская война, изображавшаяся японской пропагандой как «красная угроза».

МАНЬЧЖУРИЯ

4 августа 1931 г. Военный министр Японии Д. Минами провел инструктивное со-вещание командиров дивизий, в ходе которого настаивал на военных действиях против Маньчжурии и МНР без санкций правительства Р. Вакацуки. При этом для нападения на Маньчжурию сначала был использован инцидент в деревне Ваньбаошань в 30 км к северу от Чаньчуня, где японские власти спровоцировали столкновение корейских крестьян переселенцев с китайскими крестьянами, а затем убийство при попытке к бегству в Маньчжурию в районе Таонань японского «геологоразведчика» капитана Накамура и его спутника. Командование Квантунской армии предъявило Чжан Сюэляну ультиматум с требованием обеспечить безопасность японских подданных, а в японской печати началась ожесточенная антикитайская и антисоветская кампания против «красных» с целью вызвать симпатию на Западе.

18.09.1931 г. Мукденский инцидент. В ночь на 19 сентября 1931 года несколько севернее Мукдена был взорван вагон находящегося в пути поезда. Поезд сошел с рельсов: разведка и группа диверсантов во главе с лейтенантом Комото (уже известного по убийству генерала Чжан Цзо Лина в 1928 года), по приказу полковника С. Итагаки и подполковника К. Исивара, вновь сработала в соответствии с планом. Японские власти поспешили объявить об «очередной» диверсии китайской охраны и персонала обслуживания Южно-Маньчжурской железной дороги. Последовало заявление: «Императорская армия должна принять меры для безопасности своих граждан и их собственности и пресечь враждебные действия китайских бандитов». Через несколько часов (утром 19 сентября) две роты японских солдат вышли на железную дорогу в районе Мукдена, имитируя учения, но были встречены огнем китайской полицейской охраны. Японцы атаковали охрану и начали артиллерийский обстрел казармы китайского охранного полка, который рассеялся в различных направлениях. Японцы перенесли огонь на соседний аэродром, разрушив ангары и уничтожив несколько китайских самолетов. Японская рота, заняв опустевшие казармы, получила приказ наступать и захватить Мукден, штаб Квантунской армии из Дайрена (Порт-Артура) прибыл в Мукден, уже оккупированный японскими солдатами.

19.09.1931 г. В распоряжении штаба Квантунской армии имелось 10 тыс. японских солдат и офицеров против 268 тыс. регулярных китайских войск и 180 тыс. ополченцев под командованием Чжан Сюэляна.
Заместитель наркома иностранных дел СССР Л.М. Карахан запросил у посла Японии в Советском Союзе Коки Хирота подробные сведения об оккупации Мукдена и о произошедших военных столкновениях, заявив, что советское правительство придает этим событиям огромное значение, учитывая также сообщения о том, что японские войска заняли железнодорожную станцию Куанчэнцзы, где расположен конечный пункт КВЖД. Коки Хирота ответил, что не обладает полной информацией на этот счет.

20–22.09. 1931г. Японцы заняли ряд важных городов – Куанчэнцзы, Фушунь, Ляо-ян, Чаньчунь и Гирин.

21.09.1931 г. Командующий японской Корейской армией генерал-лейтенант Сэндзюро Хаяси по собственной инициативе, нарушив границу Китая, направил находившуюся под его командованием пехотную бригаду в распоряжение Квантунской армии.

22.09.1931 г. Наркомом иностранных дел СССР М.М. Литвинов еще раз запросил у посла Японии в Советском Союзе Коки Хирота подробные сведения об оккупации Мукдена.
Все соседние с Мукденом города до реки Сунгари были захвачены бригадой японских войск полковника Хаэсэбэ. Китайские войска, потеряв около 400 солдат, отступили за Сунгари.
Узнав о случившемся, Чан Кай Ши приказал Чжан Сюэ Ляну не вступать в вооруженный конфликт с японской армией и обратился в Лигу Наций с просьбой осудить «Маньчжурский инцидент» как агрессию Японии и восстановить законные права Китая. Пока шло разбирательство, японские войска продолжали захват и оккупацию Маньчжурии.

23.09.1931 г. Япония заняла все важные населенные пункты провинции Гирин и Ляолин.

25.09.1931 г. Хирота сообщил М.М.Литвинову, что якобы большая часть 15 тысячного контингента японских войск, приписанных к зоне принадлежащей Японии Южно Маньчжурской железной дороги, в соответствии с японо-китайским соглашением, уже вернулась в эту зону, за исключением небольшого отряда в Гирине, отражающего атаки китайцев; он вскоре также возвратился в зону ЮМЖД после нормализации обстановки.

02.10.1931 г. Литвинов вновь выразил в беседе с Хиротой обеспокоенность захватом японцами не только Мукдена и Гирина, но и других населенных пунктов Маньчжурии, а также поощрением деятельности в этих районах белогвардейских лидеров, прежде всего атамана Семенова, готовящего восстание против властей МНР и угрожающего нормальному функционированию западной части КВЖД около г. Барга.

28.10.1931 г. Карахан, пригласив к себе Хироту, заявил ему не о протесте против применения Японией вооруженных сил в Китае, что представляло собой явное нарушение ее обязательств не только по Портсмутскому договору 1905 г., но и по Парижскому пакту 1928 г. (Пакту Бриана – Келлога) о недопущении агрессии, а о том, что СССР придерживается в этом вооруженном конфликте политики строгого нейтралитета (по аналогии с позицией Японии в советско-китайском вооруженном конфликте 1929 г., когда СССР считал, что она, как и любое другое государство, не имеет права брать на себя функцию «блюстителя этого пакта»).

октябрь 1931 г. Сопротивлявшемуся японцам китайскому генералу Ма Чжань Шаню была передана большая партия оружия и боеприпасов из СССР ((40)), что вызывало протест со стороны Токио. Японцы насильственно реквизировали железнодорожные составы для своих военных перевозок. Усиление напряженности в советско японских отношениях вынудило СССР привести войска на границе с Китаем в конечных пунктах КВЖД в состояние боевой готовности.

19.11.1931 г. Когда японские войска завершили оккупацию г. Цицикар, второго после г. Харбин центра Северной Маньчжурии, СССР высказался против использования КВЖД Квантунской армией.

январь 1932 г. Из Маньчжурии на территорию СССР перешло пять тысяч китайцев с генералами Ли Ду и Вань Дэминем во главе.

1932 г. Дислоцированная в северо-западной Маньчжурии китайская «Армия спасения Родины» под командованием генерала Су Бинвэня выступила против японцев и властей Маньчжоу-Го. Японцам удалось подавить выступление.

начало 1932 г. Вся Маньчжурия оказалась в руках японцев, исключая небольшой район севернее Сунгари, в котором китайские войска под командованием генерала Ма Чжань Шаня (вопреки приказу Чан Кай Ши и благодаря пассивному поведению Чжан Сюэ Ляна) продолжали еще некоторое время сопротивление, в том числе при подходе японских войск к Цицикару. Оккупацию Маньчжурии проводили в основном 10-я дивизия и 29-я бригада (около 14 тыс.). Основные части Чжан Сюэ Ляна отошли на юго-восток, к Цзиньчжоу, а бои с войсками генерала Ма Чжань Шаня на северо-востоке (у границ СССР) продолжались до мая 1932 года. После чего остатки его армии были вытеснены на территорию СССР.

04.03.1932 г. Газета «Известия» впервые обвинила Японию в «провокации войны», применив в отношении нее слова Сталина о том, что советские люди не хотят чужой земли, но и своей земли они ни пяди никому не отдадут; газета призвала к усилению обороны советского Дальнего Востока. И если упомянутое заявление советского представителя в Женеве являлось, по мнению японской стороны, реакцией на оккупацию Квантунской армией г.Харбин, то названная выше статья в газете «Известия» была расценена как ответ на форсирование подготовки к созданию японскими властями марионеточного государства Маньчжоу-Го.

09.03. 1932 г. в г. Чаньчунь было провозглашено образование прояпонского марио-неточного государства Маньчжоу го во главе с низложенным в результате Синьхайской революции 1911 г. последним китайским императором Г. Пуи (Сюаньтун) из маньчжурской династии, тайно вывезенным из Центрального Китая японским разведчиком Доиха-ра.

15.09.1932 г. новое государство было формально признано Японией, и в тот же день стороны обменялись протоколами о взаимном сотрудничестве и обороне Маньчжурии. Это фактически сделало Маньчжурию колонией Японии. Таким образом, с конца 1931 года на юго-восточной границе СССР под контролем Японии появился регион в составе Кореи (генерал-губернаторство Японии с 1915 года), Квантунской области (Ляодунский полуостров с городом Дайрен (Порт-Артур), перешедший под оккупацию японскими войсками после поражения России в войне 1904 - 1905 годов) и Маньчжоу-Го, включая часть Внутренней Монголии (отвоеванной у Китая), во главе с Принцем Чи (глава администрации Внутренней Монголии в составе Маньчжоу-Го).

Декабрь 1932 г. Армия генерала Су Бинвэня была вытеснена японцами на территорию СССР. В письме, переданном советскому консульству в городе Маньчжурия, генерал Су сообщил, что «вынужден отступить на советскую территорию, разоружился добровольно и просит советское правительство разрешить всем эвакуироваться через СССР в Китай». По официальным советским данным, вместе с командующим границу перешли 2890 военных и 1200 гражданских лиц, в том числе женщины и дети.

11.12.1932 г. В Томск из Новосибирска поступило распоряжение в двухдневный срок подготовиться к приемке интернированной китайской армии в лагеря Сиблага НКВД. Расходы на содержание были сняты с НКВД, которое срочно перебрасывало находящихся в этих лагерях спецпоселенцев в другие лагеря и возложено на военных, так же, как и охрана этих лагерей. Норма питания для интернированных устанавливалась такая же, что и для призывников Красной Армии. Во время последнего телефонного разговора были уточнено количество поступающих китайцев. Крайком уточнил, что направляется не две тысячи человек, как указывалось ранее, а все четыре. В том числе 11 генералов, 322 офицера, 6 чинов, 49 студентов, 2500 солдат, 159 полицейских. Остальные — гражданские лица, женщины и дети.
Первый эшелон вышел со станции Даурия в 15 часов московского времени. В нем находилось около семисот человек.

1932-1933 г. Советский Союз во втором полугодии 1932 г. также ужесточил свою позицию по вопросу о влиянии в этом районе Маньчжурии. Пользуясь недовольством местных китайских милитаристов (генералов Ма Чжанша, Су Бинвэнь, Ли Ду, Тин Чао и др.) по поводу усиления контроля со стороны Японии, советские власти стали нелегально оказывать им поддержку в организации антияпонских восстаний, наиболее крупные из которых были легко подавлены японскими военными.

Квантунская армия провела около 1850 успешных карательных экспедиций против повстанцев, часть которых в результате подавления их выступлений оказывались на советской территории (зимой 1932–33 гг. их численность достигла более 20 тыс.) При этом требования японской стороны об их выдаче под разными предлогами советские власти неизменно отклоняли, продолжая оказывать помощь в приграничных районах мелким партизанским отрядам китайцев, общая численность которых в Маньчжурии в этот период достигала 100 тыс.

февраль-март 1933 г. Китайцы были репатриированы в Китай: гражданские лица - пароходом через Владивосток, военные - через советские среднеазиатские республики в Синьцзян. Командующий выехал в Китай через Европу.

СССР

Обострения в Маньчжурии привели к усилению армии на Дальнем Востоке

По оценке генштаба японской армии – на сентябрь 1932 г., основные вооруженные силы СССР на Дальнем Востоке состояли из 8–9 стрелковых дивизий, одной кавалерийской дивизии и двух кавалерийских бригад, около 250 танков и около 200 самолетов, причем с начала маньчжурских событий количество дислоцированных на Дальнем Востоке советских стрелковых дивизий увеличилось на 3–4 дивизии, не считая инженерно-строительных войск, развернувших фортификационные работы по строительству дотов и 22 дзотов.

Весной 1932 г. началось строительство на советском Дальнем Востоке военно-морского флота, как регионального морского формирования. До этого здесь действовала только Амурская флотилия, малое количество кораблей которой и их класс не позволяли считать ее флотом. Для этого необходимо было перебазировать сюда корабли и военно-морские кадры из Европейской части СССР. В эти же годы началось восстановление военно-морского порта и крепости во Владивостоке, форсированное выселение гражданского населения и строительство казарм, а также установка артиллерии на о. Русский у входа в этот военно-морской порт.

Японская обеспокоенность усилилась после проведения в конце марта 1936 г. военных маневров Особой Дальневосточной армии под командованием маршала В.И. Блюхера, осуществленных впервые в столь широких масштабах. При этом особое внимание японская сторона обратила на начатое в конце 1936 г. строительство аэродрома для тяжелых бомбардировщиков в 200 км от границы с Маньчжоу-Го северо-восточнее г. Ворошиловска, куда после его завершения они начали приземляться уже в 1937 г.

Стремясь обезопасить район Забайкалья в связи с огромным стратегическим значением для снабжения всего советского Дальнего Востока участка проходящей здесь Транссибирской железнодорожной магистрали, СССР решил расширить эту своего рода «горловину» между Сибирью и Дальним Востоком и для этого 27 ноября 1934 г. заключил соглашение с МНР о военной взаимопомощи, а фактически об односторонней советской помощи МНР для обеспечения безопасности перевозок по этой магистрали с юга, так как армия МНР насчитывала всего 15 тыс. человек.

По сведениям генштаба японской армии, к концу 1936 г. численность вооруженных сил Забайкальского военного округа и Особой Дальневосточной армии по сравнению с предыдущим годом увеличилась на 2–6 стрелковых дивизий, одну кавалерийскую дивизию, около 250 самолетов и на 300–400 танков, составив 16–20 стрелковых дивизий, 4 кавалерийских дивизий, около 1200 самолетов, около 1200 танков и около 70 подводных лодок. Такое усиление обороны советского Дальнего Востока было осуществлено в соответствии с постановлением СНК СССР от 27 мая 1933 г.

___________________

в принципе статья почти готова. Очень хотелось бы узнать ваше мнение о ней.

курсивом выделены события в точности которых я сомневаюсь.
запись создана: 14.04.2010 в 21:05

@темы: япония, китай, война, СССР, Маньчжоу-го

URL
Комментарии
2010-04-15 в 17:21 

#Ultramarin
"Du doch nicht!"
Samuray-08, статья интересная, особенно про бомбу с русским клеймом)
О китайских именах слышал, что раньше их писали через черточку, а сейчас пишут оба слога слитно.

2010-04-27 в 20:54 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Терентьев Н. Очаг войны на Дальнем Востоке (фрагменты)
читать дальше

URL
2010-04-27 в 20:55 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение
читать дальше

URL
2010-04-27 в 21:40 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
Аблова Надежда Евгеньевна. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.). - Мн.: БГУ, 1999. - 316 с. ISBN 945-445-242-5. Ó Н.Е. Аблова, 1999

фрагмент

Сразу же после мукденских событий, 19 и 22 сентября 1931 г. Л.М. Карахан имел беседы с послом Японии в СССР Коки Хирота. Советский дипломат выразил серьезную обеспокоенность своего правительства действиями Японии в Маньчжурии. Карахан подчеркнул, что события "происходят в пограничной с Союзом области ... военные операции приблизились к КВЖД" и "будут иметь самое непосредственное влияние на нормальную работу дороги и на положение в полосе отчуждения" [24]. Японский посол, со своей стороны утверждал, что японским войскам "дан специальный приказ ни в коем случае не наносить какого-либо ущерба КВЖД" [25].
читать дальше

URL
2010-04-27 в 21:42 

Samuray-08
Америка? Нет больше вашей Америки..
продолжение
читать дальше

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Материалы по истории

главная